За и против: заменят ли судей арбитражные управляющие

Группа юристов, в том числе 10 партнеров юрфирм, подписала открытое письмо против законопроекта, который передает в руки арбитражных управляющих первичное рассмотрение требований кредиторов о включении в реестр.

Как говорится в пояснительной записке, значительная часть подобных требований подтверждена судебными актами и не вызывает ни у кого возражений, но судам все равно надо проводить полноценное разбирательство, в том числе извещать участников спора и отправлять массу копий документов.

Поэтому Верховный суд предлагает передать первичную «фильтрацию» требований арбитражным управляющим. Те, кто не согласен с их решениями, могут их обжаловать.

«Поле для злоупотреблений»

Юристы, подписавшие письмо, опасаются, что законопроект не только не разгрузит суды, но и принесет новые риски. Они выступают против идеи делегировать функцию правосудия не судьям, потому что это противоречит правилу, что «никто не может быть лишен права на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом» (п. 1 ст. 47 Конституции).

В этом сюжете

Авторы письма обращают внимание, что судья назначается независимо, а арбитражного управляющего выбирает первый заявитель дела о банкротстве. Отказать в этом выборе можно только лишь по нескольким формальным основаниям. «Получается, что «судья первой инстанции» будет объективно заинтересован в том, чтобы реальных кредиторов было как можно меньше», – говорится в письме.

Помимо этого, в законопроекте не уточняется, «где, когда и как» можно будет ознакомиться с документами, на которых основано требование кредитора. А это нужно для того, чтобы аргументированно возражать против включения в реестр, обращают внимание юристы.

При этом ни в законопроектах, ни в существующих законах нет ограничений по адресу и местонахождению арбитражного управляющего.

Получается, что он может быть сколько угодно далеко, например даже во Владивостоке, при том что дело о банкротстве рассматривается в Москве.

Авторы письма признают, что суды действительно завалены банкротными спорами, но предлагают придумать другие способы их разгрузить. Например, в данной категории дел не рассылать участникам дела процедурные определения.

«Дела о несостоятельности – это высокопрофессиональные процессы, участники там хорошо знают процессуальные правила, – объясняет один из авторов письма, старший партнер Федеральный рейтинг.

группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) 15место По количеству юристов 24место По выручке на юриста (более 30 юристов) 40место По выручке Профайл компании
Роман Речкин. – Есть картотека электронных дел и электронный документооборот». Кроме того, в письме предлагают применять правила об упрощенном производстве и к банкротным делам, это тоже должно сократить бюрократию.

Согласно законопроекту, те, кто не согласен с решением управляющего о включении или невключении в реестр, могут обжаловать его в суде. Там уже будут действовать все обычные процессуальные гарантии. Вроде бы проблем нет, но на практике – огромное поле для злоупотреблений, рассуждает Речкин.  

Управляющий может включить в реестр мажоритария по «нарисованным» документам или, наоборот, отказать неугодному претенденту. Чтобы это обжаловать, понадобится несколько месяцев, а за это время собрание кредиторов успеет принять все основные решения.

Старший партнер Федеральный рейтинг. группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) 15место По количеству юристов 24место По выручке на юриста (более 30 юристов) 40место По выручке Профайл компании
Роман Речкин

К инициативе присоединилась юрфирма Федеральный рейтинг.

группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Комплаенс группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Экологическое право группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международный арбитраж группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии)
. Ее партнер Юлия Литовцева отмечает, что злоупотреблений в банкротстве и так много, а с новым законом может стать еще больше. «Незалоговые кредиторы, которым, согласно статистике 2019 года, достается 2%, рискуют вообще ничего не получить, если в реестр необоснованно включат сомнительные требования», – предостерегает эксперт. Помимо этого, по ее словам, некоторые процессуальные вопросы вообще заставляют задуматься, смогут ли управляющие устанавливать требования. Например, суды в таких спорах иногда назначают судебные экспертизы, рассматривают заявления о фальсификациях, разрешают вопросы о применении сроков исковой давности или переквалификации требований, перечисляет Литовцева.

Коллег поддержала и партнер Региональный рейтинг.
, арбитражный управляющий Анна Ловкина. Она резко раскритиковала законопроект: «В пояснительной записке не говорится, почему суды разгружают за счет арбитражных управляющих».

Законопроект едва ли разгрузит суды, считает партнер КА Федеральный рейтинг.

группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Морское право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Частный капитал группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) 14место По выручке на юриста (более 30 юристов) 17место По количеству юристов 24место По выручке Профайл компании
Сергей Кислов: вместо дел о включении они будут рассматривать жалобы на решения управляющих, самих управляющих, заявления о взыскании с них убытков и так далее. По его словам, все сошлись на том, что законопроект пока еще очень «сырой», но авторы письма показали, что могут сходу дать другие, такие же неподготовленные идеи. 

Новая ответственность и новый статус для управляющих

Письмо не убедило одного из участников разработки проекта, председателя Национальной ассоциации специалистов по банкротству и управлению проблемными активами «Банкротный клуб» Олега Зайцева.

Альтернативные предложения авторов письма не помогут разгрузить суды, считает эксперт: отказ от рассылки определений и упрощенная процедура не отменяют необходимости принять и рассмотреть требования по существу. 

По его словам, критики игнорируют, что арбитражный управляющий должен и сегодня проверять обоснованность требований, поэтому законопроект не налагает на него новых обязанностей, а лишь снимает их с суда. 

Суд рассматривает споры, а если споров нет, то неправильно его использовать как замену управляющего. Поэтому ошибаются те, кто считает, что законопроект ограничивает конституционное право на защиту.

Председатель Национальной ассоциации специалистов по банкротству и управлению проблемными активами «Банкротный клуб» Олег Зайцев

Зайцев не разделяет опасений, что станет трудно знакомиться с требованиями. Наоборот, законопроект обязывает рассылать их по электронной почте.

Чтобы арбитражный управляющий раскрывал информацию и направлял уведомления, его ответственность можно ужесточить, либо обязать кредитора направлять документы в суд, где с ними можно будет ознакомиться, предлагает доцент СПбГУ и МГЮА, член наблюдательного совета «Банкротного клуба» Рустем Мифтахутдинов.

Также, по его словам, можно реализовать обязательную подачу требований через картотеку арбитражных дел, где доступ будет открыт для всех кредиторов, чьи требования приняты. Технически это реализовать, думается, не сложно.

Законопроект нужно тщательно доработать, полагает председатель экспертного совета Общероссийского профсоюза арбитражных управляющих (ОРПАУ) Максим Доценко. Он выделяет два «ключевых момента». Во-первых, надо повысить статус управляющих и сделать их арбитражными заседателями, поскольку рассмотрение требований кредиторов по «первой инстанции» – это правосудие.

Кроме того, продолжает Доценко, необходима электронная система взаимодействия с кредиторами. С коллегой согласен директор Российского союза саморегулируемых организаций (СРО) арбитражных управляющих Кирилл Ноготков. Он уверен, что они не заинтересованы злоупотреблять полномочиями, когда будут решать вопрос о включении в реестр.

Ведь есть персональная ответственность управляющих, в том числе и финансовая. «Один раз [необоснованно] не включил, второй раз не включил – на меня пожалуются, и СРО дисквалифицирует». Ноготков предлагает проработать вопросы обжалования и ознакомления с документами.

Например, если управляющий в течение какого-то срока игнорирует заявление об ознакомлении, его можно продублировать в СРО, которая обяжет его исполнять свои обязанности.

Важный аспект реформы – повышение статуса управляющих, подчеркивает Мифтахутдинов. По его словам, это усилит переговорную позицию профессионального сообщества. Оно сможет поставить вопрос о повышении вознаграждения или добиваться отмены правила, что управляющих назначает первый кредитор.

Позиция думского комитета

На недостатки проекта указывал и член комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Михаил Бугера. На слушаниях в Госдуме 30 мая он объявил, что комитет выделил в документе ряд недостатков.

Читайте также:  Справка о задолженности по алиментам у судебных приставов

Бугера считает, что надо повысить ответственность управляющих при формировании реестра, потому что они чаще всего зависимые лица, которые представляют «ту или иную группу интересантов». Бугера призвал подумать и о самих управляющих, которым угрожает несоразмерная ответственность за их решения.

Также законопроект не отвечает на вопрос, кто доплатит управляющим за выполнение новой задачи.

Бугера уверен, что не все управляющие смогут справиться со сложными спорами (аффилированные кредиторы, залог и так далее), поэтому он считает нужным ввести градацию требований.

Например, они будут решать вопрос включения в реестр тех дел, по которым уже есть судебные решения. Но концептуально комитет Думы поддержал законопроект, но надо учесть все замечания.

Это означает, что, скорее всего, документ будет подготовлен ко второму чтению. 

Законопроект № 598603-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» (в части уточнения порядка включения требований кредиторов в реестр)». 

ВС: суд вправе заменить арбитражного управляющего путем случайного выбора новой кандидатуры

20 августа Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 308-ЭС20-2721 по делу о замене конкурсного управляющего организации-банкрота путем случайного выбора кандидатуры.

Суды трех инстанций разошлись в оценке возможности замены арбитражного управляющего 

После отстранения конкурсного управляющего ООО «Ковосвит» в лице Михаила Сергеева арбитражный суд рассмотрел кандидатуру нового управляющего. Для этого он направил запрос в СРО Центрального федерального округа (далее – СРО АУ ЦФО), членом которой являлся отстраненный управляющий. В итоге саморегулируемая организация представила для утверждения кандидатуру Петра Черепанова. 

По результатам случайного выбора суд утвердил Кристину Бейя конкурсным управляющим должника. Впоследствии решение первой инстанции устояло в апелляции.

Обе инстанции сочли, что предложенный СРО АУ ЦФО кандидат является арбитражным управляющим в другом деле (№ А53-4395/2016 о банкротстве ООО «Донпрессмаш-Энерго»), в рамках которого его выбрали кредиторы, связанные, в частности, с группой МТЕ.

Суды отметили, что интересы этой группы, которая связана с должником, затронуты и в рассматриваемом деле, в связи с чем Петр Черепанов является кандидатом, в независимости и беспристрастности которого имеются сомнения.

Таким образом, суды пришли к выводу, что выход из сложившейся ситуации возможен посредством назначения независимого арбитражного управляющего, представленного СРО, путем метода случайного выбора.

В дальнейшем кассация отменила акты нижестоящих судов и вернула дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Как пояснил суд округа, выводы об аффилированности Петра Черепанова с кредиторами и должником были сделаны без учета конкретных критериев, определенных положениями ст. 19 Закона о банкротстве, а также ст. 9 Закона о защите конкуренции.

Таким образом, кассация сочла, что нижестоящие инстанции отклонили кандидатуру Черепанова без достаточных оснований и без выяснения наличия обстоятельств, способных поставить под сомнение компетентность и добросовестность управляющего.

По существу, позиция кассации заключалась в том, что для отказа в утверждении управляющего необходимо подтвердить его аффилированность с должником или связанными с ним лицами.

Не согласившись с постановлением кассации, общество «Ковосвит Мас Менеджмент» обжаловало его в Верховный Суд.

ВС указал на отсутствие у кассации оснований признать ошибочным рандомный выбор кандидатуры управляющего

После изучения материалов дела № А53-30443/2016 Судебная коллегия по экономическим спорам ВС со ссылкой на п. 56 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г.

№ 35 напомнила, что суд не может допускать ситуации, когда полномочиями арбитражного управляющего обладает лицо, в наличии у которого должной компетентности, добросовестности или независимости имеются существенные и обоснованные сомнения. 

«Таким образом, стороне, возражающей против утверждения конкретной кандидатуры арбитражного управляющего (либо саморегулируемой организации), достаточно подтвердить существенные и обоснованные сомнения в независимости управляющего, иными словами, зародить у суда разумные подозрения относительно приемлемости названной кандидатуры. Следовательно, в целях отклонения кандидатуры управляющего отсутствовала необходимость доказывать его аффилированность с должником, избранный судом округа подход является излишне строгим, что не согласуется с вышеназванными разъяснениями», – отмечается в определении.

Верховный Суд отметил, что суды первой и апелляционной инстанций установили ряд обстоятельств, которые хотя сами по себе недостаточны для констатации аффилированности Черепанова с должником и связанными с ним лицами, однако свидетельствуют о наличии разумных подозрений в независимости предложенного управляющего. Со ссылкой на свою позицию, выраженную в Определении от 29 мая 2020 г. № 305-ЭС19-26656 (дело № А41-23442/2019), ВС пояснил, что если у суда имеются разумные подозрения в независимости управляющего, он вправе затребовать кандидатуру другого управляющего. 

«Поскольку законом вопрос об утверждении управляющего отнесен к компетенции суда, то суд не может быть связан при принятии соответствующего решения исключительно волей кредиторов (как при возбуждении дела, так и впоследствии). Следовательно, положения ст.

45 Закона о банкротстве не исключают наличия у арбитражного суда дискреционных полномочий назначить арбитражного управляющего посредством случайного выбора саморегулируемой организации, что является наиболее оптимальным вариантом поиска управляющего для всех спорных ситуаций в условиях действующего правового регулирования. Таким образом, у суда округа не имелось оснований признать ошибочным случайный выбор саморегулируемой организации, даже если бы формально была нарушена процедура, предусмотренная ст. 45 Закона о банкротстве», – указано в определении.

Высшая инстанция также поддержала вывод апелляционного суда о том, что в спорной ситуации назначение независимого арбитражного управляющего, представленного СРО по результатам случайного выбора, обеспечивает баланс интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве. В связи с этим Верховный Суд отменил постановление кассации и оставил в силе акты первой и апелляционной инстанций.

Мнения экспертов в оценке выводов ВС разошлись

Адвокат BGP Litigation Александр Сорокопуд в комментарии «АГ» назвал аргументы ВС неоднозначными, но его позицию в целом – обоснованной.

«С одной стороны, выбор конкурсного управляющего как антикризисного менеджера является одним из основных прав кредиторов в процедуре банкротства.

Что касается данного дела, то наличие общих представителей у кредиторов и предложенного управляющего, а также то, что последний является управляющим в другом деле (вследствие его выбора кредиторами, связанными с кредиторами и бенефициаром должника по настоящему делу), вопреки выводу ВС, не ставят однозначно под сомнение добросовестность управляющего в конкретном деле. Тем более что он еще не допустил никаких неразумных или недобросовестных действий в этой процедуре банкротства (ведь он не был в ней утвержден)», – отметил он.

С другой стороны, добавил эксперт, необходимо учитывать все обстоятельства дела. «В этом плане постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 октября 2019 г., оставленное в силе Верховным Судом, представляется более обоснованным и мотивированным.

В нем апелляция дала более развернутую оценку фактическим обстоятельствам дела, проанализировала характер связей между лицами, участвующими в деле о банкротстве, а также установила наличие конфликта между кредиторами.

Кроме этого, апелляционный суд не без оснований усмотрел признаки контролируемого банкротства должника со стороны конкретного конкурсного кредитора», – полагает Александр Сорокопуд. 

Эксперт пояснил, что судебная практика и ранее исходила из того, что суд вправе утвердить арбитражного управляющего, представленного СРО методом случайной выборки, если у суда имеются разумные подозрения в независимости управляющего, выбранного кредиторами (см.

Постановление АС Западно-Сибирского округа от 27 мая 2019 г. № Ф04-2185/16 по делу № А03-8209/2015, Постановление АС Уральского округа от 9 июля 2019 г. № Ф09-3414/19 по делу № А50-27794/2018). «На это же обращал внимание и Верховный Суд в Определении от 29 мая 2020 г.

№ 305-ЭС19-26656.

В указанном деле сомнения в независимости управляющего были более объективные: утвержденное лицо допускало необычное поведение в судебных процессах, которое отличалось от требований разумности и добросовестности, поэтому вызвало разумные подозрения со стороны суда», – отметил адвокат.

Александр Сорокопуд добавил, что арбитражный суд, осуществляя общий контроль за процедурой банкротства, по общему правилу, не должен излишне вмешиваться в вопрос выбора кандидатуры арбитражного управляющего. «Дискреция суда должна носить ограниченный характер.

Именно в тех случаях, когда необходимо предотвратить потенциальный конфликт интересов лиц, участвующих в деле, а также не допустить контролируемое банкротство должника в ущерб некоторым кредиторам, вмешательство суда представляется обоснованным и даже в чем-то необходимым. Назначение независимого арбитражного управляющего должно способствовать проведению процедуры без каких-либо злоупотреблений. Тем более что мажоритарные кредиторы в любом случае по закону имеют достаточно рычагов влияния на арбитражного управляющего», – заключил он.

Арбитражный управляющий СРО АУ «СЕМТЭК» Сергей Домнин отметил, что в рассматриваемом случае Верховный Суд продолжает практику значительного снижения стандарта доказывания для лиц, возражающих против назначения арбитражного управляющего. «Опираясь в своих рассуждениях на п. 56 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г.

№ 35 о том, что суд не может допускать ситуации, когда полномочиями арбитражного управляющего обладает лицо, в должной компетентности, добросовестности или независимости которого у суда возникли существенные и обоснованные сомнения, высшая инстанция вновь пришла к выводу, что вместо существенных сомнений достаточно всего лишь разумных подозрений в независимости предложенного управляющего для “отвода” его кандидатуры. Такой подход фактически нивелирует содержащиеся в этом же пункте постановления Пленума ВАС разъяснения о том, что суду следует учитывать исключительность данной меры, недопустимость фактического установления таким образом запрета на профессию и необходимость ограничения во времени риска ответственности», – полагает он.

По мнению эксперта, поскольку арбитражный управляющий до момента утверждения его кандидатуры не является участником дела о банкротстве и не участвует в судебных заседаниях, оценку представленным сведениям суд фактически дает без предоставления возможности данному лицу опровергнуть заявленные подозрения.

«Такой подход, на мой взгляд, безусловно и категорически нарушает права арбитражных управляющих на судебную защиту, поскольку подобными судебными актами затрагиваются их права и обязанности, устанавливаются без соблюдения состязательности процесса определенные обстоятельства и т.п.

Читайте также:  7 инстанций куда жаловаться на коллекторов, образец жалобы

Возможность управляющего обжаловать соответствующий судебный акт в вышестоящую инстанцию не свидетельствует о предоставлении ему надлежащего уровня судебной защиты.

Поэтому коль скоро ВС берет на себя функцию нормотворчества в вопросе не предусмотренной Законом о банкротстве процедуры “отвода” арбитражного управляющего, то логично, что ему следует в таком случае разработать для нижестоящих судов алгоритм проверки сомнений с участием арбитражного управляющего в ее проведении», – убежден Сергей Домнин.

ВС защитил право аффилированного с должником лица при выкупе им права требования по договору цессииКак пояснил Верховный Суд, приобретение аффилированным лицом требования к должнику после его признания банкротом не может рассматриваться как способ компенсационного финансирования

Он добавил, что  избранная ВС политика «жесткой аттестации» арбитражных управляющих вызывает недоумение, особенно в сравнении с лояльностью высшей инстанции в вопросах субординации требований аффилированных кредиторов, также признаваемой исключительной мерой.

К примеру, пояснил Сергей Домнин, в одном из недавних определений ВС в очередной раз указал, что законодательство о банкротстве не содержит положений, согласно которым заинтересованность (аффилированность) лица является самостоятельным основанием для отказа во включении в реестр требований кредиторов либо основанием для понижения очередности удовлетворения требований.

Юристы России против замены судей арбитражными управляющими

Дата материала: 8 июля 2019

Группой юристов, в которую вошла десятка партнеров известных юридических фирм РФ, подписано письмо против принятия законопроекта, передающего арбитражным управляющим право первичного рассмотрения требований кредиторов по включению в реестр.

Пояснительная записка к письму гласит, что большая часть таких требований обычно подтверждается судебными актами, а потому неспособна вызвать какие-либо возражения.

Однако суды обязаны осуществлять полноценное разбирательство, извещая участников спора и отправляя им копии документации. 

Чтобы разгрузить суды, Верховным судом предложено задействовать арбитражных управляющих, которые должны проводить первичную проверку требований. Кредиторы, которые не согласятся с решениями арбитражных управляющих, получат возможность их обжалования. Однако, по мнению юристов, принятие подобного законопроекта лишь усугубит ситуацию, создав пространство для злоупотреблений.

Добиться нужного результата при банкротстве компаний может быть сложнее: лишь опытный юрист сможет обойти все «подводные камни» и направить процесс в нужно русло.

Новый простор для злоупотреблений

Юристы высказывают в письме опасения, что принятие подобного законопроекта не сможет разгрузить суды, зато привнесет с собой новый вид рисков.

Кроме того, с введением новых законодательных норм произойдет нарушение правила Конституции РФ (пункт 1-й, статья 47) о том, что никто не должен лишаться прав на рассмотрение дел тем судьей и в том суде, к подсудности которых они относятся законом.

В письме также говорится, что при новом порядке судей станут назначать независимо, а арбитражных управляющих – первый из заявителей о несостоятельности (банкротстве). Отказ в таком выборе предусмотрен только по нескольким довольно формальным причинам. Из этого следует – судьи первой инстанции будут объективно мотивированы уменьшать число кредиторов.

Законопроект не уточняет, при каких условиях происходит знакомство с документальными доказательствами, подтверждающими законность требований кредиторов, но в таком случае – как тогда находить аргументы для возражений по включению в реестр? В то же время в действующих законах и готовящемся к принятию новом законопроекте не прописаны ограничения по месту нахождения арбитражных управляющих. На практике это теоретически может привести к тому, что дело о банкротстве станут рассматривать в Санкт-Петербурге, а управляющего назначат из Владивостока.

Юристы, направившие письмо, согласны с тем, что суды перегружены спорами по банкротству, но настаивают на необходимости выбрать другие пути по их разгрузке. К примеру, можно прекратить рассылку процедурных определений, т. к.

дела о банкротстве относятся к категории высокопрофессиональных процессов, где всем участникам известно о процессуальных правилах.

Также можно использовать упрощенные правила судопроизводства по отношению к делам о несостоятельности, что сократит текущую бюрократию.

Кроме того, законопроект вводит норму, при которой каждый, кто не согласится с выводами управляющего, может обжаловать их в судебном порядке, где действуют привычные всем процессуальные гарантии. На первый взгляд, все логично, но на практике это создает широкий простор для злоупотреблений.

Например, управляющие могут включить мажоритариев в реестр по сфабрикованным документам или даже оформить отказ неугодным претендентам. Впоследствии на обжалование подобных решений придется потратить как минимум пару месяцев, за которые собрание кредиторов примет все ключевые решения.

Позиция комитета Госдумы

В комитете Госдумы некоторые чиновники тоже обеспокоены недостатками законопроекта. Например, Михаил Бугера отметил – необходимо поднять степень ответственности для управляющих, которые формируют реестр, т. к.

они зачастую могут защищать заинтересованных лиц.

Бугера призывает подумать и о позиции управляющих, которым в таком случае станет грозить непомерно большая ответственность, да и законопроект не говорит, кто и как станет доплачивать управляющим за выполнение новых функций.

По мнению Бугеры, не каждый управляющий справится с трудными ситуациями (залоги, аффилированные кредиторы и т. п.). По этой причине требуется составление градации требований. Несмотря на наличие замечаний, в целом комитет Госдумы поддерживает принятие нового законопроекта, что повышает вероятность его подготовки ко второму чтению.

Блеск и нищета арбитражных управляющих

  • Если враг понёс большой урон,Воспользуйся случаем — извлеки пользу для себя.
  • БЛЕСК И НИЩЕТА АРБИТРАЖНЫХ УПРАВЛЯЮЩИХ.
  • МАТЕМАТИЧЕСКИЙ ТРИЛЛЕР (С ЭЛЕМЕНТАМИ НАЛОГОВОГО ХОРРОРА)

Развитие института банкротства в последнее время привело к увеличению количества арбитражных управляющих.

Арбитражный управляющий в процедуре — это и руководитель, и контролер за деятельностью Должника и специализированный субъект, к которому предъявляются многочисленные, а порой, завышенные требования.

Нередко складывается впечатление, что деятельность арбитражного управляющего крайне прибыльна, однако, анализируя законно установленные основания для получения вознаграждения, а также количество механизмов для «изъятия» денежных средств у арбитражных управляющих, деятельность последних вырисовывается уже не столь радужно.

            КОПЕЕЧКА К КОПЕЕЧКЕ

В соответствии с частью 1 ст. 20.6 Закона о банкротстве арбитражный управляющий имеет право на вознаграждение, а  кроме того на возмещение расходов, которые понесены управляющим при осуществлении полномочий в рамках дела о банкротстве.

Для арбитражного управляющего при банкротстве юридического лица вознаграждение в виде фиксированной части составляет 30 тысяч рублей в месяц (за исключением ряда процедур), для финансового управляющего при банкротстве должника физического лица — 25 000 руб. единовременно за проведение процедуры.

Не очень привлекательно в финансовом плане. Сравним данные цифры с официальными данными по среднемесячной номинальной начисленной заработной плата в расчете на одного работника по региону Новосибирская область[i]

Растениеводство и животноводство, охота и предоставление соответствующих услуг в этих областях (ОКВЭД 1) 18775,8
Добыча сырой нефти и природного газа (ОКВЭД 6) 57945,2
Добыча металлических руд (ОКВЭД 7) 39952,5
Добыча прочих полезных ископаемых (ОКВЭД 8) 33478,8
Предоставление услуг в области добычи полезных ископаемых (ОКВЭД 9) 60577,4
Производство пищевых продуктов (ОКВЭД 10) 27207,1
Производство напитков (ОКВЭД 11) 43978,5
Производство табачных изделий (ОКВЭД 12) 81317,7
Производство резиновых и пластмассовых изделий (ОКВЭД 22) 24340,0
Производство прочей неметаллической минеральной продукции (ОКВЭД 23) 28288,3
Производство металлургическое (ОКВЭД 24) 45949,6
Производство готовых металлических изделий, кроме машин и оборудования (ОКВЭД 25) 28250,2
Производство компьютеров, электронных и оптических изделий (ОКВЭД 26) 41804,2
Обеспечение электрической энергией, газом и паром; кондиционирование воздуха (ОКВЭД 35) 35464,1
Забор, очистка и распределение воды (ОКВЭД 36) 24589,8
Сбор и обработка сточных вод (ОКВЭД 37) 17199,1
Сбор, обработка и утилизация отходов; обработка вторичного сырья (ОКВЭД 38) 25193,8
Строительство зданий (ОКВЭД 41) 26053,5
Деятельность библиотек, архивов, музеев и прочих объектов культуры (ОКВЭД 91) 25659,1
Деятельность в области спорта, отдыха и развлечений (ОКВЭД 93) 37419,
  1.             В центральных регионах показатели средней заработной платы по отраслям еще выше[ii].
  2.             Указанное свидетельствует, что само по себе фиксированное вознаграждение не представляется заманчивым с точки зрения экономического стимулирования управляющих.
  3.             Безусловно, что экономическим стимулом для  арбитражных управляющих должны являться проценты.
  4.             Проценты выплачиваются управляющему в 2 случаях: в случае погашения реестра (в зависимости от размера погашенных требований) и погашение реестра за счет  средств, полученных от привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лиц.
  5.             Размер процентов, причитающихся управляющему зависит от категории должника (юридическое лицо или физическое лицо), а также от процедуры, за которую будет начисляться вознаграждение.
  6. Сумма процентов, причитающаяся управляющему при погашении требований кредиторов составляет —  3-7 процентов при удовлетворении требований кредиторов в рамках конкурсного производства для юридических лиц;  семь процентов для финансового управляющего в случае исполнения гражданином плана реструктуризации; семь процентов  в случае введения процедуры реализации имущества гражданина.
  7.             Нельзя сказать, что это доходный механизм с учетом данных о погашении требований кредиторов в рамках процедуры банкротства.
  8.             Так, по сведениям за 4 квартал 2018 года размер погашенных требований составил 4 процента от реестровых требований[iii].
  9.             Можно, конечно, указать на то, что арбитражные управляющие плохо работают,  однако, возможно, разгадка не в самых действенных механизмах Закона о банкротстве, которые усложняют работу управляющего.
  10.             Очевидно,  говорить о том, что процентная часть вознаграждения управляющего составляет какой-то значительный экономический пласт – нельзя.
  11.             Дополнительным бонусом является стимулирующее вознаграждение по результатам привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности.
  12.             При определении размера такого стимулирующего вознаграждения необходимо помнить о следующем:
Читайте также:  Что делать, если банк требует досрочного погашения кредита

1. При исчислении дополнительного вознаграждения  требования кредиторов, удовлетворенные за счет денежных средств, поступивших от привлечения контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности, исключаются.

2. Размер стимулирующего вознаграждения составляет 30 процентов от  суммы, поступившей в конкурсную массу суммы.

3. Размер стимулирующего вознаграждения устанавливается в соответствии с Определением Арбитражного суда.

4. Право на стимулирующее вознаграждение не безусловно[iv].

            На фоне остального стимулирования размер  данного вознаграждения выглядит достаточно заманчиво, если бы не  одно большое Но.  Субсидиарка должна поступить в конкурсную массу физическими денежными средствами, а это означает, что управляющий должен поработать за юриста, ищейку, коллектора – это как минимум.

            ОДИН РАЗ ОТМЕРЬ – СЕМЬ РАЗ ОТРЕЖЬ

            Поскольку бытует мнение о солидных заработках арбитражных управляющих,  законодатель и правоприменитель всеми силами изыскивает механизмы для недопущения излишнего обогащения арбитражных управляющих.

            Инструментов для этого предостаточно. Многие из них – более действенны на фоне стимулирующих выплат.

Фиксированное  вознаграждение Проценты Проценты за субсидиарную ответственность
снижение правовая природа вознаграждения АУ носит частноправовой характер, встречный характер (пункт 1 статьи 328 ГК РФ). Ненадлежащее исполнение обязанностей со стороны управляющего — основание для пересмотра размера его вознаграждения. Критериями для снижения размера управляющего является: характер совершаемых действий, участие в оспаривании сделок должника, активность управляющего. К указанному требованию применяется общий срок исковой давности (статья 196 ГК РФ).[v] Основания снижения процентов различны:  — при установлении реальной стоимости активов. [vi]  — затягивание процедуры со стороны управляющего при отсутствии на то должных причин и обоснований. Поскольку необоснованное затягивание приводит к увеличению размера текущих расходов. Размер стимулирующего вознаграждения может быть снижен[vii], если будет установлено, что положительный результат в виде пополнения конкурсной массы является следствие не только (и не столько) активных действий управляющего, но и иных лиц, участвующих в деле о банкротстве.
лишение Ненадлежащее исполнение обязательств в рамках процедуры[viii]; неосуществление полномочий[ix]  В случае приостановления производства по делу о банкротстве – проценты не выплачиваются; В выплате стимулирующего вознаграждения может быть отказано, если арбитражный управляющий, привлеченные им специалисты не предпринимали меры, направленные на поиск контролирующих должника лиц и выявление их активов. Пассивная позиция управляющего – также основание для лишения  стимулирующей выплаты.
Увеличение  — за счет средств кредиторов, принявших решение о необходимости увеличения вознаграждения управляющего[x];  — увеличение за счет средств должника при наличии определения арбитражного суда[xi]
  • Для увеличения суду необходимо установить наличие следующих оснований:
  •  — наличие решения собрания кредиторов, либо  мотивированного ходатайства участвующих в деле лиц;
  •  —  наличие у должника достаточного количества средств;
  •  — подтверждение сложности и объемности проведенной управляющим работы[xii].

            Таким образом, исходя из практики правоприменения даже фиксированное вознаграждение арбитражного управляющего не является для него гарантированным. 

Учитывая, что вознаграждение управляющего носит встречный характер относительно обязанностей, которые он исполняет в соответствии с законом о банкротстве, следовательно, ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим своих обязанностей – является основанием для снижения размера вознаграждения (либо лишения такого вознаграждения в полном объеме) (п.1 ст.20.4, п.4 ст.20.6 Закона о банкротстве).

Стоит отметить также, что при начислении фиксированной суммы вознаграждения в период расчета не включается период с даты подачи конкурсным управляющим ходатайства о завершении конкурсного производства до даты внесения в ЕГРЮЛ записи о ликвидации, так как по общему правилу в этот период конкурсный управляющий не совершается каких-то действий в рамках процедуры.

Вместе с тем, в случае, если в указанный период арбитражный управляющий выполнял какие-то функции, объективно необходимые в данной процедуре, ВС РФ указал на право арбитражного управляющего требовать уплаты вознаграждения за такой период[xiii].

            В частности, в данном деле  конкурсный управляющий участвовал в судебных заседаниях по вопросам обжалования определения о завершении конкурсного производства, то вознаграждение взыскивается в его пользу по правилам статей 110-112 АПК РФ с лиц, проигравших соответствующие судебные споры.

Суд сделал следующий вывод о наличии у арбитражных управляющих права требовать уплаты вознаграждения: при доказанности участия конкурсного управляющего в судебных заседаниях, что подразумевает хотя бы минимальные трудозатраты, поскольку в такой ситуации  лишение его вознаграждения в полном объеме противоречило бы как требованиям Закона о банкротстве, так и конституционным гарантиям на вознаграждение за труд.

Вместе с тем вышестоящий суд строго следит за недопущением малейшего стимулирования упарвляющих не по правилам закона о банкротстве: в частности, ВС РФ запретил устанавливать дополнительное вознаграждение управляющим по результатам торгов[xiv]

 

ПОЛУЧИТЬ ВЫЧЕТ. ИГРА НАЧАЛАСЬ

            Любые изменение в законодательство, безусловно, имеют экономическую подоплеку. Не случайны изменения в Закон о банкротстве,  в части изменения статуса арбитражных управляющих, которые перестали быть индивидуальными предпринимателями, а стали лицами, осуществляющими профессиональную деятельность.

            Что это означает в денежном выражении?  Всего лишь то, что теперь арбитражные управляющие платят 13 процентов со своих доходов.

Доходы гражданина, полученные от ведения им профессиональной деятельности подлежат обложению налогом на доходы физических лиц. В отношении таких доходов не подлежит применению упрощенная система налогообложения[xv].

Арбитражный управляющий имеет право на применение профессионального налогового вычета по правилам ст. 221 НК РФ и вправе уменьшить сумму доходов, от осуществления своей деятельности на профессиональный налоговый вычет в сумме расходов, фактически понесенных им при исполнении возложенных на него обязанностей в указанном деле о банкротстве.

Таким образом, фактически произведенные и документально подтвержденные расходы могут быть включены арбитражным управляющим в состав профессиональных налоговых вычетов только в случаях, когда такие расходы понесены в целях осуществления деятельности в качестве арбитражного управляющего[xvi].

Наименование расхода Суть Практика Примечание
Расходы на автомобиль По мнению налогового органа, расходы арбитражного управляющего на покупку личного автомобиля, а также затраты на ОСАГО и КАСКО нельзя учесть при применении профессионального вычета. Однако если арбитражный управляющий использует личный автомобиль в служебных целях, связанных с исполнением обязанностей в деле о банкротстве, они могут быть учтены в составе профессионального налогового вычета. Однако, такие расходы и связь с профессиональной деятельностью нужно будет подтвердить. Текст документа приведен в соответствии с публикацией на сайте https://www.nalog.ru по состоянию на 14.08.2017. Информация ФНС России «ФНС России разъяснила порядок учета расходов при покупке или использовании личного автомобиля арбитражного управляющего»
АУ имеют право только на документально подтвержденные вычеты и не могут воспользоваться правилом о применении вычета в размере 20% В силу прямого указания законодателя на невозможность применения   вычета в размере 20% к отдельным категориям лиц, в том числе и к арбитражным управляющим, наравне с лицами, осуществляющими адвокатскую деятельность, арбитражные управляющие могут применять профвычеты только на сумму документально подтвержденных расходов, связанных со своей профессиональной деятельностью. Постановление АС Поволожского округа Дело № А55-11701/2016 от 13 апреля 2017 года. Определение ВС РФ от 10.10.2017 года 306-КГ17-9653
Затраты на ведение процедуры банкротства — Затраты от участия в СРО арбитражных управляющих; — Затраты по ведению процедуры на проведение процедуры банкротства

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *