Правительство обсуждает залоговое обеспечение требований налоговой при банкротстве

Юридическая компания «Пепеляев Групп» сообщает, что с 1 апреля 2020 года[1] вступят в силу изменения, внесенные в Налоговый Кодекс РФ, связанные с введением залогового статуса неисполненных обязательств перед бюджетом.

Изменения внесены в Налоговой Кодекс РФ Федеральным законом от 29.09.2019 № 325-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации», в том числе, в статью 73 Кодекса. Данная норма была дополнена пунктом 2.

1 о возникновении залога по обязательствам перед бюджетом в силу закона.

Ниже рассмотрены наиболее важные изменения и последствия реализации нововведений применительно к интересам как самой компании-налогоплательщика, так и ее кредиторов в ситуации банкротства компании.

Основания возникновения залога и его очередность.

Согласно изменений имущество налогоплательщика признается находящимся в залоге у налогового органа на основании закона в случаях:

  • неуплаты в течение 1 месяца задолженности по налогам (сборам, страховым взносам), указанной в решении о взыскании, исполнение которого обеспечено наложением ареста на имущество налогоплательщика;
  • вступления в силу решения, предусмотренного пунктом 7 статьи 101 НК РФ, исполнение которого обеспечено запретом на отчуждение (передачу в залог) имущества налогоплательщика (плательщика сбора, плательщика страховых взносов, налогового агента) без согласия налогового органа.

Если имущество уже обременено залогом, то «налоговый» залог будет последующим, т.е. сначала будут удовлетворены требования предшествующих залогодержателей, а остаток, если он возникнет, будет направлен на погашение налогового долга.

Правительство обсуждает залоговое обеспечение требований налоговой при банкротстве

Имущество, в отношении которого не может возникнуть залог

Залог в соответствии с п. 2.1 ст. 73 НК РФ не возникает в отношении имущества, находящегося к моменту наступления указанных выше обстоятельств в залоге у третьих лиц, если по правилам гражданского законодательства Российской Федерации передача такого имущества в последующий залог не допускается.[2]

Последствия залога не распространяются на денежные средства на счетах, вкладах (депозитах), предназначенные для удовлетворения требований в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации, которые предшествуют исполнению обязанности по уплате налогов (сборов, страховых взносов).

Порядок регистрации залога

Залог, возникающий в соответствии с п. 2.1 ст. 73 НК РФ, подлежит государственной регистрации в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации.[3] Соответственно, в отношении недвижимого имущества потребуется регистрация в ЕГРН, в отношении движимого имущества может быть осуществлена регистрация в нотариальном реестре уведомлений о залоге движимого имущества.

Реализация положений п. 2.1 ст. 73 НК РФ повлечет за собой ряд ниже перечисленных негативных последствий для иных залоговых кредиторов налогоплательщика, а также кредиторов, требования которых не обеспечены залогом.

Обращаем внимание на некоторые нижеперечисленные последствия, которые необходимо учитывать при подборе контрагентов, сопровождении сделок, разработке стратегии дальнейшей деятельности компании, а также в ходе реализации прав в рамках дел о банкротстве.

  1. Пока остается открытым вопрос о том, повлечет ли применение п. 2.1 ст. 73 НК РФ возникновение у уполномоченного органа в делах о банкротстве прав залогового кредитора, предусмотренных ст. 18.1 и 138 Закона о банкротстве, учитывая подход ВС РФ, высказанный применительно к «арестным залогам».[4] Вполне возможно, что суды применительно к «налоговому» залогу будут учитывать возникновение последнего в силу закона и включать такие требования в реестр требований кредиторов как обеспеченные залогом имущества должника.[5] В этом случае, учитывая крайне низкий процент удовлетворения требований кредиторов в делах о банкротстве (3.9% по необеспеченным требованиям, 33.8% по залоговым требованиям)[6], придание требованиям по обязательным платежам залогового статуса может свести шансы «незащищенных» кредиторов до минимума.
  2. Применительно к движимому имуществу, учитывая сложности его идентификации и выделения из общей массы аналогичных предметов, а также необязательность регистрации залога, реализация прав обычными кредиторами может быть существенно затруднена и даже оказаться невозможной ввиду конкуренции залогов.

Выводы и рекомендации

Конкурсные кредиторы при заключении договоров залога должны проявлять большую осмотрительность: проводить более тщательный due-diligence для выявления рисков обременений в отношении имущества, предлагаемого в залог, или иных активов компании, из наличия которых кредитор исходит при заключении договора, включать в договоры условия, нивелирующие данные риски.

Помощь консультанта

Специалисты «Пепеляев Групп» обладают обширным успешным опытом защиты интересов любых категорий лиц, вовлеченных в процедуры, применяемые в делах о банкротстве, в том числе кредиторов, и оказывают квалифицированную правовую помощь, в том числе в судебных разбирательствах по защите прав кредиторов.

[1] В соответствии с п. 4 ст. 3 Федеральный закон от 29.09.2019 № 325-ФЗ.

[2] Например, абз. 3 ч. 1 ст. 27.3-1 ФЗ «О рынке ценных бумаг», ч. 2 ст. 43 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)».

[3] Ст. 339.1 Гражданского кодекса РФ.

Фнс разрешат арестовывать имущество предпринимателей при банкротстве за неуплату налогов

Госдума рассмотрит во втором чтении поправки к закону о банкротстве, обеспечивающие залогом требования налоговиков в отношении лиц, уклоняющихся от налогообложения.

Правительство обсуждает залоговое обеспечение требований налоговой при банкротствеКомитет Госдумы по собственности рекомендовал принять во втором чтении поправку к закону о банкротстве, призванную защитить бюджет от фиктивного обременения и вывода активов должниками в процессе банкротства. Уже 24 июля поправка будет рассмотрена на пленарном заседании Госдумы. 

В ст.

138 этого закона вносится норма, по которой арбитражный суд устанавливает требования кредитора как обеспеченные залогом, если они «основаны на обязательствах, вытекающих из отношений, которые основаны на административном или ином властном подчинении одной стороны другой и наличие которых или размер которых в части превышения над размером обязательств, известных кредитору… были сокрыты от кредитора, заявившего требования». Такой сложной формулировкой поправка, по сути, гарантирует обеспечение требований налоговиков залогами.

По данным «СПАРК-Интерфакс», на середину июля в процедурах банкротства находились 42,4 тыс. компаний. Число решений судов о несостоятельности юрлиц в первом полугодии 2018 года выросло на 3%, до 6,6 тыс., а объем требований кредиторов, включенных в реестры,— на 71%, до 1,98 трлн руб.

 Принудительное банкротство, или чем могут грозить долги перед налоговой

Как говорит председатель совета Российского союза саморегулируемых организаций арбитражных управляющих Дмитрий Скрипичников, предложение было подготовлено экспертами для устранения дисбаланса правового положения государства как крупнейшего недобровольного системного кредитора в делах о банкротстве. 

«По имеющимся оценкам, это затронет незначительную часть налоговой задолженности — 5% с учетом предложенных критериев и системы введения такого обеспечения только в отношении доначислений по сокрытой задолженности»,— заявил он “Ъ”, отметив, что при обсуждении нормы экспертами учитывалось, что такой подход в более жесткой форме реализован в США и ряде стран ЕС. 

В РФ же, по его словам, действующее регулирование приводит к ежегодному списанию, по экспертным оценкам, более 100 млрд руб. задолженности по налогам в рамках процедур банкротства. 

Читайте также:  Что делать после закрытия ИП — страховые взносы, биржа труда

«Предложенные нормы обеспечат защиту бюджета от фиктивного обременения и вывода активов должниками, сокрывшими обязательства в результате злоупотреблений. Государство не знает о таких долгах и не может обеспечить их взыскание.

Без поправок все иные кредиторы, самостоятельно принимающие решение о возникновении долга и способах его обеспечения, находятся в более привилегированном положении, чем бюджет,— говорит Вадим Виноградов из Центра содействия законотворчеству.

— Новые правила носят превентивный характер, демотивируя потенциальных нарушителей скрывать имущество от взыскания».

Как пояснили изданию в ФНС, бюджет по налоговой задолженности всегда является недобровольным кредитором. «Поэтому злоумышленники могут долго «самокредитоваться» за счет бюджета, пока не будет проведена налоговая проверка,— говорит собеседник в службе.

— При возникновении в таких ситуациях залоговых прав бюджет сможет уравняться в правах с другими кредиторами, которые на стадии возникновения долга могут формировать свои залоговые права».

Например, с банками, которые всегда предварительно проверяют платежеспособность заемщиков.

По словам другого федерального чиновника, знакомого с проектом, залоговые права государства затронут незначительную часть банкротств, только случаи выявленного уклонения от налогов по результатам проверок ФНС.

«Но именно эти дела являются максимально рисковыми для бюджета, поскольку, заранее готовясь к банкротству, такие лица формируют фиктивную задолженность подконтрольных организаций, фиктивные залоговые права»,— говорит он. 

По статистике, примерно у трети должников остается имущество для удовлетворения требований кредиторов, остальные либо выводят его, либо формируют долг на заведомо неплатежеспособных «оболочках» юрлиц. Поправка лишит их мотивации скрывать имущество или фиктивно обременять его правами третьих лиц, ожидает собеседник.

ВС: Задолженность по налогам, возникшая в результате обеспечения сохранности залогового имущества, покрывается в первую очередь

Верховный Суд опубликовал Определение от 8 июля № 308-ЭС18-21050 (41) по делу № А53-32531/2016, касающееся спора о том, подлежат ли уплате налоги, начисление которых связано с продолжением эксплуатации залогового имущества должника в период проведения банкротных процедур.

Продолжение деятельности завода-должника привело к росту его задолженности по обязательным налоговым платежам

26 апреля 2019 г. ООО «Ростовский электрометаллургический заводъ» было признано банкротом. Мажоритарный кредитор – ПАО «Национальный банк «ТРАСТ», в залоге у которого находился основной производственный комплекс должника, – принял решение о продолжении хозяйственной деятельности завода в порядке исполнения договора о переработке давальческого сырья.

УФНС по Ростовской области неоднократно выражало несогласие с продолжением деятельности должника, однако суды отказывали в удовлетворении его требований, ссылаясь на социально-экономическую значимость предприятия: сохранение рабочих мест, сохранность имущества должника, обеспечение возможности его реализации единым лотом по более выгодной цене.

В феврале 2020 г. на сайте ЕФРСБ № 4758070 были опубликованы результаты торгов, согласно которым основное имущество должника было реализовано за сумму более 6,5 млрд руб., из которых стоимость имущества, не обремененного залогом, составляла свыше 2,4 млрд руб. Общая стоимость нереализованного имущества превысила 120 млн руб.

В результате продолжения деятельности завода основной производственный комплекс был реализован по цене в 1,3 раза выше стоимости, определенной изначально. Это привело к тому, что банк стал выгодоприобретателем от продолжения деятельности должника, позволившей сохранить залоговое имущество в наиболее ликвидном состоянии.

При этом возникла текущая задолженность по обязательным налоговым платежам. В связи с этим в июне того же года налоговая служба направила в адрес конкурсного управляющего требование о распределении денежных средств, поступивших от реализации предмета залога, в счет погашения задолженности по обязательным налоговым платежам.

Конкурсный управляющий сообщил об отказе в удовлетворении требования налоговой службы в связи с тем, что обязательные платежи, возникшие в результате деятельности должника, не направлены на сохранение предмета залога.

Позднее налоговая служба обратилась в суд с заявлением о разрешении разногласий, связанных с очередностью удовлетворения текущих платежей, и просила определить погашение задолженности по обязательным платежам, возникшим в результате продолжения деятельности должника, на общую сумму свыше 424 млн руб. в порядке п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве.

Налоговая служба подчеркнула, что в результате реализации имущества должника требования мажоритарного кредитора были удовлетворены в максимальном объеме за счет сохранения предмета залога в ликвидном состоянии. При этом был нанесен ущерб бюджету РФ, поскольку из-за продолжения деятельности должника в процедурах банкротства его текущая задолженность по обязательным платежам увеличилась.

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении исковых требований, мотивируя тем, что реестровые требования залоговых кредиторов имеют приоритет перед требованием об уплате налогов и взносов.

В связи с этим уплата обязательных платежей из средств, размещенных на залоговом счете, будет противоречить установленным правилам очередности удовлетворения требований кредиторов.

Суды также отметили, что денежные средства, вырученные от реализации залогового имущества, не представляют отдельную налогооблагаемую базу и, как следствие, – не подлежат распределению в предлагаемом налоговым органом порядке. Иное, по мнению судов, привело бы к нарушению прав залогового кредитора, чьи требования подлежат удовлетворению в приоритетном порядке.

ВС напомнил о балансе прав кредиторов

Налоговая служба обратилась в Верховный Суд с кассационной жалобой, в которой просила отменить решения нижестоящих инстанций. Рассмотрев жалобу, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС, ссылаясь на п. 6 ст.

138 Закона о банкротстве, указала, что в данном споре ключевым является вопрос, подлежат ли уплате налоги, начисление которых связано с продолжением эксплуатации залогового имущества должника в период проведения банкротных процедур в режиме погашения расходов на обеспечение сохранности предмета залога и реализации его на торгах, – то есть в первоочередном порядке за счет средств, поступивших от реализации предмета залога.

Верховный Суд отметил, что согласно ст. 134 и 138 Закона о банкротстве за залоговым кредитором безусловно сохраняется право преимущественного удовлетворения его требований.

«При этом приоритет удовлетворения требований залогового кредитора обеспечивается в банкротстве за счет обособления процедуры, касающейся судьбы залогового имущества, что подразумевает погашение за счет ценности данного имущества обязательств перед залоговым кредитором за вычетом издержек, непосредственно связанных с этим имуществом», – подчеркивается в определении.

Адвокаты о правовых позициях Экономколлегии из четвертого Обзора ВС за 2020 г.

Эксперты посчитали значимыми семь определений по арбитражным делам из девятнадцати, вошедших в обобщение практики Верховного Суда

ВС обратил внимание, что в условиях ограниченных возможностей должника по удовлетворению всех предъявленных к нему денежных требований такой подход позволяет в определенной степени соблюсти баланс интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, и реализовать принцип соразмерного удовлетворения требований кредиторов при соблюдении прав залогового кредитора.

Исходя из этого, а также с учетом положений п. 6 ст.

Читайте также:  Заявление о замене стороны в исполнительном производстве образец в суд, приставу

138 Закона о банкротстве, Суд пришел к выводу о необходимости применения правового режима, установленного данной нормой, к обязательствам должника по уплате налогов, начисление которых связано с продолжением эксплуатации залогового имущества в период нахождения должника в банкротных процедурах. По мнению Верховного Суда, иное может привести к дисбалансу прав залогового кредитора и прочих кредиторов, поскольку имущественная выгода от продажи предмета залога будет предоставляться исключительно первому, а расходы, непосредственно связанные с этим имуществом, – погашаться за счет иных активов должника в ущерб интересам незалоговых кредиторов, что не отвечает принципам справедливости. ВС добавил, что аналогичная позиция изложена в п. 11 Обзора судебной практики № 4 от 23 декабря 2020 г.

Эксперты прокомментировали выводы Суда

Адвокат, партнер юридической фирмы «Арбитраж.

ру» Денис Черкасов считает, что позиция ВС по рассматриваемому делу отчасти была предсказуема, поскольку ранее в делах «Группа Техмаш» (№ 305-ЭС20-1015) и «Московский завод «Электрощит» (№ 305-ЭС20-20287) Верховный Суд уже высказывался относительно необходимости системного и телеологического толкования п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве. Вместе с тем, по мнению эксперта, выводы ВС по рассматриваемому делу расширяют границы сформированной практики и позволят распространить данную правовую позицию на неимущественные налоги.

ВС: До начала расчетов с залоговыми кредиторами необходимо уплатить налогиСуд определил, что расходы на уплату текущей задолженности по земельному налогу и налогу на имущество в отношении предмета залога покрываются за счет выручки от реализации заложенного имущества до начала расчетов с залоговым кредитором

Денис Черкасов заметил, что Высший Арбитражный Суд РФ занимал противоположную позицию о возможности погашения текущих налоговых обязательств из вырученных от реализации предмета залога денежных средств раньше расчетов с залоговым кредитором.

По мнению эксперта, позиция ВАС была продиктована необходимостью защиты прав залогового кредитора.

В свою очередь, позиция ВС по данному делу основана на необходимости соблюдения баланса в объеме прав залоговых и незалоговых кредиторов в деле о банкротстве, поскольку имущественная выгода от продажи залога достается одному кредитору, а налоги будут погашаться за счет иных активов и в ущерб незалоговым кредиторам.

Денис Черкасов считает правовую позиция ВС не бесспорной. С одной стороны, пояснил эксперт, аргумент в пользу защиты прав незалоговых кредиторов представляется справедливым.

Между тем, фактически, в условиях поиска баланса объема прав залоговых и незалоговых кредиторов выигрывает прежде всего уполномоченный орган в ущерб залоговому кредитору. «Данный подход «подсвечивает» столкновение интересов казны и кредитных организаций в банкротных делах.

При этом он противоречит буквальному толкованию закона. В связи с этим представляется, что норма, которая явилась основанием для формирования подобной практики (п. 6 ст.

138 Закона о банкротстве), вполне может стать предметом проверки Конституционного Суда РФ в контексте разумных правовых ожиданий участников гражданского оборота (в частности, залогодержателей) и разного ее толкования на практике», – пояснил Денис Черкасов.

Юрист BGP Litigation Антон Батурин отметил, что данный вопрос особенно важен для профессиональных залогодержателей – банков, поскольку значительно влияет на процент удовлетворения их требований по результатам процедуры банкротства. Также он важен для арбитражных управляющих, которым необходимо понимать порядок распределения денежных средств от продажи залога, чтобы избежать жалоб как налогового органа, так и залогодержателя.

По мнению эксперта, в данном деле проблема очередности погашения текущих налоговых требований стояла остро еще и потому, что в залоге находилась значительная часть имущественного комплекса, принадлежащего должнику, и конкурсной массы было недостаточно для погашения текущих налоговых платежей.

Антон Батурин считает, что ВС, по сути, в очередной раз сформулировал новые нормы и придал им обратную силу. «Упрекая залогодержателя и семерых судей нижестоящих судов в формализме, Экономколлегия проигнорировала, что залогодержатель опирался на текст закона, сложившуюся судебную практику и не мог предвидеть такое изменение позиции ВС», – пояснил юрист.

Эксперт также обратил внимание, что цена вопроса об очередности удовлетворения налоговых требований в данном вопросе, по его мнению, оказалась очень высока: их размер превышал 424 млн руб. (более 10% от цены, по которой был реализован предмет залога).

«Поэтому, вероятно, данное определение «свело на нет» всю экономическую выгоду залогодержателя от продолжения деятельности должника.

Возможно, если бы данная позиция существовала на момент, когда залогодержатель рассматривал этот вопрос, решение о продолжении деятельности должника принято бы не было», – предположил Антон Батурин.

По мнению старшего юриста судебной практики Crowe CRS Legal Антона Фомина, распределение денежных средств, вырученных от реализации имущества должника в широком смысле, – будь то доход от давальческой схемы, аренды, продажи и т.

д., – является «заветной целью», к которой кредиторы наряду с арбитражным управляющим идут три-четыре года. Это значит, что конфликт между кредиторами по вопросу покрытия расходов, возникших в процедуре банкротства, неизбежен.

Эксперт отметил, что особенно остро стоит вопрос погашения текущих налогов, возникших после возбуждения дела о банкротстве, которые могут достигать сотен миллионов рублей, если должник продолжает хозяйственную деятельность.

Антон Фомин подчеркнул, что арбитражный управляющий оказывается самым незащищенным участником процедуры банкротства: «Повторяя как мантру «добросовестно, разумно, в интересах должника, кредиторов и общества», он должен предвидеть единственно правильное толкование отдельных положений Закона о банкротстве, притом что судьи различных судебных инстанций не имеют единого мнения по вопросам толкования отдельных его положений».

Эксперт добавил, что с конца 2020 г. Верховный Суд активно формирует практику по вопросу погашения налоговой задолженности, которая возникла в результате обеспечения сохранности, реализации или эксплуатации залогового имущества в первоочередном порядке за счет денежных средств, полученных от продажи предмета залога.

«Проблема актуальна как никогда, поскольку средний срок проведения процедуры банкротства составляет три-четыре года. Это значит, что сейчас уполномоченный орган будет ретроспективно пересматривать «правильность» распределения конкурсных масс, которые произошли до формирования практики погашения налогов в порядке п. 6 ст.

138 Закона о банкротстве, что вызывает большие опасения», – считает Антон Фомин.

По мнению эксперта, новые правовые позиции ВС, изменяющие отдельные устоявшиеся тренды в практике проведения процедур банкротства, свидетельствуют о наличии объективной правовой неопределенности по отдельным вопросам правоприменения.

Вместе с тем, полагает Антон Фомин, данный подход стоит признать справедливым, поскольку он защищает незалоговых кредиторов от отнесения на конкурсную массу расходов, непосредственно связанных с реализацией залогового имущества, что позволяет обеспечить баланс интересов кредиторов.

Мораторий на «налоговое» банкротство – 2022

В начале марта Налоговая служба объявила о введении моратория на банкротсво компаний. Ограничение, как сообщается, распространяется только на инициацию процедуры со стороны самой Службы.

Читайте также:  Максимальный процент удержаний по исполнительным листам

Ольга Рудько, руководитель проектов по ТЦО компании КСК ГРУПП,  специально для журнала «Расчет» рассказала, в каких случаях инспекторы могли начать процедуру банкротства и насколько введенная мера будет полезна бизнесу.

9 марта 2022 года ФНС России приняла решение о приостановлении инициирования налоговыми органами банкротств должников. Фактически это будет означать, что если организация имеет задолженность перед бюджетом более 300 000 рублей – признать ее банкротом не получится. 

В своем решении ведомство подчеркивает: «приоритетом в работе налоговых органов станет содействие реструктуризации задолженности. Будут применяться все предусмотренные законодательством процедуры рассрочек и мировых соглашений. 

По результатам оценки платежеспособности и рисков финансово-хозяйственной деятельности должников с привлечением профессиональных объединений и иных кредиторов будут вырабатываться решения, направленные на сохранение бизнеса».

Порядок при банкротстве, который действовал ранее

Несостоятельность – признанная арбитражным судом или наступившая в результате завершения процедуры внесудебного банкротства – это неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, в том числе для выплаты выходных пособий, перечисления заработной платы сотрудникам, возможность исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок (ст. 2 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ). 

В силу того, что процедура подразумевает несколько способов признания банкротом, кратко рассмотрим особенности каждого.

Итак, правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом обладают: сама компания; конкурсный кредитор; уполномоченный орган. 

К примеру, ФНС России наравне с прочими кредиторами, вправе обратиться в суд с заявлением о признании предприятия банкротом, для этого необходимо, чтобы размер задолженности по уплате налогов и сборов составлял на протяжении трех месяцев более 300 000 рублей (абз. 8, 9 ст. 2, п. 1 ст. 213.3 Закона от 26.10.2002 №127-ФЗ; абз. 2 п. 1 Положения, утв. Постановлением Правительства РФ от 30.09.2004 №506).

Процесс признания несостоятельности завершается либо ликвидацией организации или ИП (п. 8 ст. 63 ГК РФ предусматривает, что моментом завершения ликвидации юридического лица считается момент внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ), либо удовлетворением требований кредиторов.

Помимо судебного порядка признания должника банкротом, существует и внесудебный.

Он допустим к использованию, когда общий размер денежных обязательств и обязанностей по уплате должника составляет не менее 50 000 рублей и не более 500 000 рублей, и на дату подачи заявления в отношении должника окончено исполнительное производство в связи с возвращением исполнительного документа взыскателю ввиду отсутствия у имущества, на которое может быть обращено взыскание, и не возбуждено иное исполнительное производство.

Новые правила банкротства

9 марта 2022 года ФНС был введен мораторий именно на инициирование банкротств уполномоченным органом. На момент написания статьи (20 марта 2022 г.) Правительство России также обсуждало введение моратория на инициирование банкротств юридических и физических лиц в том числе и ИП «за исключением отдельных должников, определенных правительством РФ». 

Введение моратория направлено на поддержку бизнеса и стабилизации экономики.

Обратите внимание, несмотря на введенный мораторий, должник может заявить об отказе его применения и начать процедуру, об этом говорится в пункте 1 статьи 9.1 Закона №127-ФЗ и в Постановлении Пленума ВС РФ от 24 декабря 2020 года №44. 

ФНС России, вводя мораторий на банкротство, предложила ряд мер, применимых при реструктуризации задолженности. Рассмотрим их.

Если у компании есть обязанность по уплате налогов, сборов, но она не может уплатить их в установленный срок, то она имеет право обратиться в налоговый орган за рассрочкой или отсрочкой по их уплате.

Для получения рассрочки или отсрочки допустимо использовать подпункт 3 пункта 2 статьи 64 НК РФ (угроза возникновения признаков несостоятельности (банкротства) заинтересованного лица в случае единовременной уплаты им налога). 

Мировое соглашение

  • Под мировым соглашением понимается процедура, применяемая в деле о банкротстве на любой стадии его рассмотрения для прекращения производства по делу о банкротстве путем достижения соглашения между должником и кредиторами.

Кто получит доходы от использования заложенного имущества в банкротстве: все кредиторы или только залоговый кредитор?

В статье рассказывается о проблеме распределения денежных средств, полученных от реализации залогового имущества 

Услуги

Как правило, в рамках банкротств крупных организаций активы должника (при их наличии) находятся в залоге у банков.  При этом они активно используются в ходе процедуры (осуществление производства, сдача в аренду и т.д.

), а их эксплуатация до момента реализации, зачастую, является единственным источником поступления денежных средств в конкурсную массу (и как следствие, единственным реальным шансом незалоговых кредиторов хотя бы частично получить удовлетворение своих требований).

Вместе с тем, еще 1 июля 2014 г. вступили в силу изменения в ГК РФ, которыми предусмотрено, что залогодержатель преимущественно перед другими кредиторами залогодателя вправе получить удовлетворение обеспеченного залогом требования также за счет доходов от использования заложенного имущества (п. 2 ст. 334 ГК РФ).

Говоря простым языком, в случае применения данной нормы в рамках дела о банкротстве — доходы от использования заложенного имущества должны идти на погашение требования залогового кредитора (в порядке, предусмотренном законом), а не в конкурсную массу на пропорциональное гашение требований всех кредиторов.

В данной статье, мы попробуем разобраться – применяется ли данное положение в рамках дела о банкротстве.

С одной стороны, положения закона о банкротстве являются специальными по отношению ГК РФ и не содержат аналогичного положения.

Статья 18.1.  Закона о банкротстве (особенности правового положения кредиторов, требования которых обеспечены залогом имущества должника) регулирует только вопрос удовлетворения требований залоговых кредиторов при продаже залогового имущества.

Более того, прямо предусмотрено, что в случае не полного удовлетворения требования залогового кредитора после продажи имущества – оно удовлетворяется в составе требований кредиторов третьей очереди.

Ввиду чего можно сделать вывод, о том, что специальным законом установлены отличные от общих правила и доходы от использования залогового имущества должны поступать в конкурсную массу.

С другой стороны, урегулированность вопроса об использовании доходов в гражданском кодексе и полное «игнорирование» вопроса в законе о банкротстве, учитывая, что ГК РФ имеет более позднюю редакцию – может явиться основанием для применения положений ГК РФ по аналогии, и как следствие, первоочередное удовлетворение требований залоговых кредиторов перед остальными кредиторами.

Не добавляет ясности и судебная практика, противоположные мнения высказываются в том числе и судьями Верховного суда РФ.

Так, в одних случаях суды приходят к необходимости применения п. 2 ст. 334 ГК РФ по аналогии закона (Определение ВС РФ N 301-ЭС15-10137(2, 3) от 8 июля 2016 г., Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 28.07.2016 N Ф01-1400/2016 по делу N А28-15767/2013).

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *