Госдума приняла законопроект о праве правительства вводить мораторий на банкротство в i чтении

Госдума приняла законопроект о праве правительства вводить мораторий на банкротство в i чтении

Реформа корпоративного банкротства тормозится последние несколько лет / Андрей Гордеев / Ведомости

Власти сочли необходимым вернуться к работе над реформой института банкротства – первый вице-премьер Андрей Белоусов поручил Минэку и ФНС адаптировать под «текущую экономическую ситуацию» законопроект «О несостоятельности (банкротстве)».

Его поручение есть у «Ведомостей», подлинность документа подтвердил федеральный чиновник.

Предложения, согласованные с заинтересованными ведомствами и организациями, должны быть представлены до 19 августа для принятия законопроекта во втором чтении, следует из текста документа.

Проект реформы банкротства был внесен в Госдуму в 2021 г. Пока он не рассматривался в первом чтении.

Обсуждение этого системного законопроекта было отложено на фоне антикризисных мер после начала спецоперации, в частности введения временного моратория на банкротства.

Предложения по актуализации законопроекта о реформе банкротства юрлиц еще обсуждаются, передал через представителя первый замминистра экономического развития Илья Торосов (курирует реформу): они будут представлены после завершения необходимых согласований.

При принятии решений по доработке законопроекта правительство оценит финансовое состояние компаний в конце лета – начале осени, сообщил «Ведомостям» источник, близкий к кабмину.

По его словам, сейчас основная цель, которая, безусловно, будет учтена в проекте поправок, – помочь бизнесу «легко и быстро восстановиться». Законопроект будет доработан с учетом корректно подобранных реабилитационных процедур и практики арбитражных управляющих по делам о банкротстве.

Кроме того, важно исключить вывод активов при прохождении процедур реабилитации, резюмировал собеседник.

Госдума рассмотрит законопроект в первом чтении в текущем виде, а затем будет обсуждать его с учетом поправок ко второму, пояснил «Ведомостям» председатель комитета Госдумы по вопросам собственности, земельным и имущественным отношениям Сергей Гаврилов.

При этом, по его словам, выносить на рассмотрение в первом чтении нужно уже с пониманием дальнейших изменений ко второму. Комитет примет участие в доработке документа после окончания пленарных заседаний (после 6 июля. – «Ведомости»), подчеркнул Гаврилов, время для этого есть, пока действует мораторий на банкротство.

«Надеюсь, что замечания [комитетов Госдумы] будут учтены. Сейчас время несколько другое, поэтому вопрос надо обсуждать с учетом новых реалий», – отметил депутат.

«Ведомости» направили запрос представителю аппарата Белоусова и в ФНС.

Реформа корпоративного банкротства тормозится последние несколько лет. Первая версия проекта была представлена Минэкономразвития еще в 2020 г. Затем документ доработался с учетом замечаний министерств и государственно-правового управления президента.

Законопроект был внесен правительством в Госдуму в мае 2021 г., при этом так и не был принят в первом чтении. К законопроекту поступили замечания профильных комитетов Госдумы и бизнес-сообщества.

Сейчас возбуждение дел о банкротстве по инициативе кредитора приостановлено из-за введенного правительством моратория.

По оценке Торосова, введение моратория помогло стабилизовать настроения на рынке, когда из-за неопределенной ситуации кредиторы могли необдуманно подавать заявления о несостоятельности должников, испытывающих временные трудности. «При этом в дальнейшем ситуация на рынке будет развиваться исходя из скорости адаптации компаний, бизнеса к новым условиям», – говорит он.

Ранее эксперты прогнозировали, что ближе к концу года экономика может столкнуться с беспрецедентной волной банкротств («Ведомостями» писали об этом 24 марта).

В отличие от ситуации во время пандемии, когда тоже действовал мораторий на банкротство, эксперты не смогли дать конкретных оценок.

Неопределенность связана не только с негативными эффектами санкций – падением потребительского спроса, инфляцией, удорожанием импорта и нарушением цепочек поставок, – но и с уходом иностранных компаний из России, считают они.

После поручения возобновить работу над реформой банкротства бизнес также захотел принять участие в подготовке предложений в правительстве.

Письмо с такой просьбой и идеями по доработке законопроекта глава Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин направил в адрес министра экономического развития Максима Решетникова 30 июня (документ есть у «Ведомостей»).

В текущей редакции реформа предусматривает большое количество новелл, которые не только не улучшают действующее регулирование, но и, напротив, нарушают баланс интересов должников и кредиторов, могут привести к увеличению числа злоупотреблений и в целом снизят эффективность процедур при банкротстве, говорится в письме.

Основные предложения РСПП касаются двух ключевых направлений реформы: механизма саморегулирования деятельности арбитражных управляющих (СРО) и самой процедуры реструктуризации долгов.

Бизнес предлагает исключить назначение арбитражных управляющих посредством случайного выбора с применением балльной системы и сохранить действующий порядок (сейчас кандидатуру предлагает непосредственно кредитор), а также установить возможность назначать коллективного управляющего.

Кроме того, предлагается установить предельный размер выплаты из компенсационного фонда – 10 млн руб. применительно к одному случаю причинения убытков (законопроект предлагает, наоборот, поднять его с 50 млн до 200 млн руб.

), а также повысить минимальную численность СРО не менее чем до 100 управляющих (Минэк предлагает сократить до 10).

Также предлагается предусмотреть обязательное согласование с должником плана реструктуризации долгов, а в случае, если органы управления должника действовали незаконно, уклонялись от погашения долгов и уплаты налогов, скрыли или умышленно уничтожили имущество, исключить полномочие суда вопреки решению собрания кредиторов отказать в утверждении такого плана. Если суд установит, что заявление о введении процедуры реструктуризации было подано для получения незаконной отсрочки, то РСПП предлагает исключить возможность признания должника банкротом во избежание злоупотреблений и рисков начала конкурсного производства.

Реформа поможет компаниям, которые испытывают временные трудности, если в законопроекте процедура реструктуризации будет более сбалансированной, сообщил «Ведомостям» вице-президент РСПП Александр Варварин.

Концептуальная проблема законодательства о банкротстве состоит в том, что при подаче заявления о банкротстве должник в 99% случаев теряет контроль над активами – либо он будет признан банкротом, либо будет введена процедура внешнего управления, т. е. менеджмент будет отстранен от управления компанией, поясняет Варварин.

Чтобы этого не допустить, законопроект предусматривает «хорошую норму», которая позволяет должнику подать заявление не о банкротстве, а о реструктуризации долгов, во время которой органы управления могут не отстраняться, говорит он. При этом проектировки закона все равно позволяют перейти процедуре в конкурсное производство.

Чтобы должник был заинтересован инициировать процедуру реструктуризации, риски потери бизнеса должны быть для него минимальны, подчеркивает Варварин.

Действующий закон о банкротстве принят в 2002 г. и за прошедшие годы был сильно модернизирован, что сделало его «громоздким и плохо систематизированным», считает юрист Forward Legal Олесь Груздев.

Его часто критикуют за «прокредиторский характер», игнорирующий интересы должника, говорит он. Это, по его мнению, стало причиной того, что подавляющее большинство банкротных процедур заканчивается ликвидацией компании, а не восстановлением ее платежеспособности.

Законопроект Минэка направлен на устранение этих недостатков, полагает Груздев.

Для его адаптации к текущим экономическим условиям необходимо оставить только положения о новой реабилитационной процедуре реструктуризации долгов, считает генеральный директор Союза арбитражных управляющих СРО «Северная столица» Валерия Герасименко: это позволит по возможности сохранить бизнес должника.

При этом отказ от процедур наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления кажется преждевременным, полагает эксперт. Кроме того, принятие законопроекта в текущей версии может идти вразрез с механизмом регуляторной гильотины, а также приведет к ликвидации института саморегулирования сферы банкротства, считает Герасименко.

Если порог по числу управляющих для получения статуса СРО будет снижен, это приведет к созданию «карманных фирм-однодневок», опасается эксперт.

С учетом текущей ситуации на рынке в законе попытаются сместить акценты с защиты интересов кредиторов на защиту интересов должника, полагает Груздев. Введение единой процедуры реабилитации должно помочь восстановить платежеспособность должника, но вряд ли позволит снизить число банкротств, считает он.

Скорее всего, эта мера лишь продлит предбанкротное состояние участника рынка и в конечном счете все равно приведет к распродаже его имущества и последующей ликвидации, предполагает Груздев. При этом, по его словам, «политически» изменения должны снять напряжение на рынке и простимулировать бизнес-активность.

Законопроект о моратории на банкротство: несколько замечаний по существу

В ответ на пандемию Правительство РФ разработало антикризисный законопроект, который уже находится на первом чтении в Госдуме РФ[1]. Законопроект содержит ряд положительных мер, но некоторые меры откровенно вредны. Ниже представлен анализ нескольких положений законопроекта и предлагаются решения по усилению действенности антикризисных мер.

  1. Полномочия Правительства РФ по настройке моратория
Читайте также:  Рассмотрение инициатив об упрощении процедуры банкротства - затянулось

Законопроект предлагает внести в закон о банкротстве статью 9.1 следующего содержания:

«Для обеспечения стабильности экономики в исключительных случаях (при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера, существенном изменении курса рубля и подобных обстоятельствах) Правительство Российской Федерации вправе ввести мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами (далее для целей настоящей статьи — мораторий), на срок, устанавливаемый Правительством Российской Федерации».

То есть, правительство предлагает передать себе полномочия по введению моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям кредиторам. Такое полномочие правительства в общем-то не вызывает непреодолимых возражений. Как известно, во времена кризиса, исполнительная власть отодвигает назад законодательную и концентрирует в своих руках ряд ключевых полномочий.

Возражение вызывает другое. А именно фраза «на срок, устанавливаемый Правительством Российской Федерации». Правительство хочет само устанавливать срок введения моратория, причем может это делать ad inifinitum.

С таким решением нельзя согласиться. Поскольку речь идет о вмешательстве государства в права собственности, то необходимо ограничить срок действия моратория.

В противном случае возникают сомнения относительно соответствия таких положений конституционным нормам.

Правильным будет закрепить в законе срок введения моратория. Например, закрепить право Правительства ввести мораторий на срок не более трех месяцев, с правом продления моратория на еще три месяца, если эпидемиологическая и, как следствие, экономическая ситуация в стране не улучшится.

Установление первоначального моратория на срок три месяца позволит органам власти лучше оценить ситуацию и осознанней принять меры помощи экономике и тщательней проработать нормативные акты, а не делать это в спешке, как это происходит сейчас. Известное правило шести «П» гласит: правильная предварительная подготовка предотвращает плохой перформанс. Плохой перфоманс в сегодняшней ситуации может привести к значительному ущербу национальной экономике.

Кроме того, установление первоначально моратория на три месяца, а не на более долгий срок, снизит панические настроения в экономике и даст сигнал, что правительство ожидает улучшения ситуации в ближайшее время. Как показывает история, крах финансовой системы и экономик целых страх зачастую имеет эмоциональную основу.

Мораторий на срок более шести месяцев, в любом случае, должен приниматься в виде нового закона. То есть, Правительство должно будет обосновать в Госдуме, что существует необходимость продления моратория. 

Такое значимое с конституционно-правовой и экономической точки зрения решение должно приниматься законодательным органом. Обязанность должника по подаче заявления о банкротстве выполняет защитную функцию для прав кредиторов. Соответственно, правительство не должно решать произвольно на какой срок отключать эту функцию и ограничивать права кредиторов.   

  1. Признание сделок, совершенных в период действия моратория, недействительными

В абзаце 4 пункта 4 статьи 9.1 указано: «В делах о банкротстве, возбужденных в течение трех месяцев после прекращения действия моратория: 

признаются ничтожными сделки, совершенные в период действия моратория, по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей (кроме совершаемых в обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает один процент стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период на дату введения моратория)».

Данная норма осложнит экономическую ситуацию многих хозяйствующих субъектов. В условиях острой необходимости предприятий в ликвидности в законопроекте предлагается лишить стимулов предоставлять такую ликвидность, что в итоге может усугубить последствия кризиса в стране. Эта норма должна быть исключена из проекта.

Более того, лицам, которые предоставляют ликвидность для поддержания предприятия в период действия моратория должен быть предоставлен иммунитет от оспаривания.

То есть, делать надо противоположное тому, что предлагается в законопроекте: не подвергать риску оспаривания совершаемые в период действия моратория сделки, а наоборот, защищать их от оспаривания, если они направлены на получение ликвидности и необходимы для поддержания предприятия или требуются для его санации (если предприятие еще подлежит санации).

В законе необходимо прямо прописать, что действия по последующему возврату кредитов и финансирования предоставленных в период действия моратория и по их обеспечению не должны рассматриваться как причиняющие вред кредиторам.

Эта норма должна действовать с момента окончания моратория плюс последующие три года.

Например, если мораторий вводится до 30 июня 2020 года, то до 1 июля 2023 года действия по возврату предоставленных кредитов и по обеспечению кредитов, выданных в период действия моратория, не считаются причиняющими вред кредиторам.

  1. Предложения по дополнению законопроекта

i) Необходимость отказа от субординации займов, предоставленных участниками, в период кризиса

С одной стороны, правительство ставит под угрозу оспаривания сделки совершенные в период действия моратория, закрывая путь получения внешнего финансирования.

С другой стороны, существует судебная практика по субординации требований участников общества, предоставивших финансирование.

Для предпринимателей получается безвыходная ситуация: получение внешнего финансирования затруднено ввиду угрозы оспаривания сделок, участники также не имеют стимулов предоставить финансирование своему предприятию, зная о риске понижения их требований в очередности.

В этой связи должны быть созданы стимулы для краткосрочного предоставления финансирования от участников предприятия, оказавшегося в кризисе в связи с пандемией.

  Участники — первые кто могут в условиях экономической турбулентности помочь предприятиям выстоять.

Действия по возврату этих займов, по аналогии с предложением в пункте II, не должны считаться причиняющмии вред кредиторам (но не действия по установлению обеспечений по требованиям о возврате займов участников).

Во время действия масштабных кризисов дисциплинирующая функция банкротного права, состоящая в выводе с рынка экономически неэффективных предприятий, парализуется.

В ситуации масштабного кризиса под угрозой выхода с рынка стоят так же и экономически эффективные предприятия, а потому применение жестких банкротно-правовых механизмов является неоправданным.

Поэтому необходимо закрепить в законе правило о несубординации требований участников из займов, предоставленных в период кризиса.

ii) Снятие ограничения на занятие предпринимательской деятельностью для индвидуальных предпринимателей-банкротов

Действующий закон о банкротстве содержит серьезный недостаток, отрицательно влияющий на предпринимательскую активность в стране.

Речь идет о пункте 2 статьи 216 федерального закона о банкротстве, в соответствии с которым, индивидуальный предприниматель, признанный банкротом, не может быть зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя в течение пяти лет с момента завершения процедуры реализации имущества гражданина или прекращения производства по делу о банкротстве в ходе такой процедуры и об абзаце 1 пункта 4 указанной статьи, в соответствии с которым в течение пяти лет с даты завершения в отношении индивидуального предпринимателя процедуры реализации имущества или прекращения производства по делу о банкротстве в ходе такой процедуры он не вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, а также занимать должности в органах управления юридического лица (за исключением кредитной организации), иным образом участвовать в управлении юридическим лицом.

Указанные ограничения являются, во-первых, неконституционными, поскольку ограничивают право на свободу экономической деятельности и право на самореализацию граждан, не совершавших каких-либо преступлений.

Банкротство, если мы не говорим о намеренном либо фиктивном банкротстве, не является преступлением.

Банкротство является необходимым институтом рыночной экономики, цивилизованным средством разрешения ситуации неплатежеспособности.

Запрет заниматься предпринимательской деятельностью после банкротства выдавливает ежегодно из официальной экономики десятки тысяч предпринимателей. На 1 ноября 2019 года банкротами были признаны 19 448 ИП[2].

Это означает, что все эти люди не смогут ближайшие пять лет заниматься предпринимательством, а ведь речь идет о людях, принявших на себя риск и решившихся взяться за какой-то бизнес. То есть, это контингент экономически активных людей, который набил себе шишки и имеет ценный опыт неудач.

Законодательство должно поощрять возврат таких людей в экономику, а не вынуждать их работать в тени или использовать иные серые схемы.

В самой инновационной стране мира – США – больше половины новых стартапов банкротится, однако, американское законодательство не запрещает им возвращаться и пробовать снова.

Наоборот, оно всячески поощряет их к риску и позволяет американским предпринимателям не бояться потерпеть неудачу. Более того, в органах управления компаниями особенно востребованными являются именно люди имевшие опыт неудач.

То есть, банкротство является сигналом о том, что человек брал на себя риск и ответственность и именно такие люди создают тектонические сдвиги в экономике.

Читайте также:  Транспортный налог для ветеранов труда

Действующий запрет на занятие предпринимательской деятельностью после признания банкротом должен быть устранен, если мы хотим создавать в стране здоровую культуру риска.

Насколько этот запрет вреден для экономики, мы можем хорошо себе представить сейчас: десятки тысяч ИП закроются в связи с пандемией, при этом не имея возможности вновь влиться в предпринимательскую деятельность ближайшие пять лет.

Из-за дефектного банкротного законодательства экономика лишается большого количества предприимчивых людей и это при декларации государством цели по повышению доли малого и среднего бизнеса. Достижение этой цели существенно облегчится, если указанный запрет будет ликвидирован.

https://www.youtube.com/watch?v=C0nV2RKfso8\u0026t=18s

В настоящий момент в Правительстве РФ находится законопроект о снижении срока запрета заниматься предпринимательской деятельностью после признания банкротом с 5 до 3 лет. Однако, это не решает проблему.

Необходимо полное устранение этого запрета для предпринимателей, признанных банкротами и освобожденных от долгов, то есть, для добросовестных предпринимателей, которые не совершали ничего противоправного и не обманывали кредиторов.

                                                                                         ***

Первое чтение законопроекта назначено на 31.03.2020 г. Хотелось бы, чтоб высказанные здесь замечания дошли до депутатов и законопроект был изменен.

Коллеги-юристы, кто имеет доступ к законотворческому процессу, Вы сделаете большое одолжение экономике страны, если донесете эти замечания до лиц, принимающих решения.

[1] https://sozd.duma.gov.ru/bill/931192-7?fbclid=IwAR10YQy2o4IUzD1RKC5uq3QQmhobcDe4vIXvqqb9qdUP-iHHaw3mNYQZBZo#bh_hron

Госдума приняла законопроект о праве правительства вводить мораторий на банкротство в I чтении

Госдума во вторник в первом чтении приняла законопроект, наделяющий правительство РФ правом вводить мораторий на возбуждение дел о банкротстве в исключительных случаях, например при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера и существенном изменении курса рубля.

При этом перечень исключительных случаев не ограничен.

Кабмин также самостоятельно сможет определять категории лиц и виды экономической деятельности, в отношении которых будут действовать временные ограничения. Он же будет определять и продлевать при необходимости срок моратория.

Заявления о несостоятельности, поданные во время действия такого моратория, будут возвращаться подателю. Движение поданных, но еще не принятых к производству, будет приостанавливаться.

Однако это ограничение не распространяется на самого потенциального банкрота: он вправе подать заявление о собственной несостоятельности даже при наличии заявления кредитора.

В этом случае суд будет рассматривать заявление должника, а производство по заявлению кредитора будет прекращено.

Кроме того, мораторий будет временно приостанавливать обязанность руководителей компаний-потенциальных банкротов подавать в суд заявление об их несостоятельности.

Такое ограничение кредиторов в правах может привести к удорожанию кредитов или отказу кредитовать отдельные категории заемщиков, говорится в заключении комитета Госдумы по собственности на этот законопроект.

В нем содержится опасение, что «многие организации лишатся возможности привлечения доступных по стоимости заемных финансовых ресурсов, прежде всего на обеспечение текущей хозяйственной деятельности, что неминуемо вызовет ухудшение их финансового положения».

Кроме того, согласно законопроекту, во время моратория будут действовать ряд ограничений.

В частности, будет невозможна выплата дивидендов, доходов по долям (паям), а также распределение прибыли между учредителями или участниками иным способом.

Запрещается взыскивать заложенное имущество, приостанавливаются исполнительное производство и меры принудительного исполнения. Все сделки, совершенные должником в период моратория, предлагается считать ничтожными.

В делах о несостоятельности, которые будут рассматриваться уже после отмены ограничений, состав и размер требований о выплате зарплаты и обязательных платежей, возникших до даты их введения и заявленные после их окончания, определяются на дату введения моратория. Если эти требования выражены в иностранной валюте, то их размер «определяется в рублях по наименьшему значению курса, установленного Центральным банком РФ на дату введения моратория либо на дату возбуждения дела о банкротстве».

Федресурс

Мораторий на банкротство: что изменит новый законопроект — Газета.Ru

Госдума предлагает изменения

Государственная Дума во главе с председателем Вячеславом Володиным крайне внимательно относится ко всем законопроектам, влияющим на экономическую стабильность россиян.

Изменения в мораторий предложил внести заместитель председателя комитета по экономической политике ГД Станислав Наумов.

Новый законодательный акт предполагает ряд изменений в закон о несостоятельности, главное из которых – уточнение круга лиц, на которых распространяется мораторий. Согласно законопроекту, это будут только лица, обладающие признаками банкротства.

Это позволит конкретизировать, на кого распространяется мера поддержки, поскольку сейчас мораторий действует на всех юридических и физических лиц, включая индивидуальных предпринимателей. Единственное исключение в настоящее время составляют застройщики многоквартирных домов, включенных в единый реестр проблемных объектов.

Также проект Федерального закона «О внесении изменений в отдельные положения законодательных актов Российской Федерации» предполагает, что должники будут направлять заявления судебному приставу-исполнителю, чтобы приостановить исполнительное производство по требованиям, возникшим до введения моратория.

Напомним, что мораторий на банкротства был введен постановлением правительства с 1 апреля сроком на шесть месяцев.

По сути, он дублировал мораторий времен пандемии, только на этот раз в документе не был определен круг лиц.

Иными словами, пострадавшими от санкций признали всех – и физлиц, и индивидуальных предпринимателей, и юрлиц, вне зависимости от того, связаны ли они с импортом и хранят ли деньги на счетах в швейцарских банках.

Именно поэтому представители финансового рынка с самого начала введения моратория говорили о необходимости его корректировки, а в Госдуме на основании полученных запросов приняли решение о необходимости оперативной поддержки и организации широкого обсуждения и доработки законопроекта.

На кого повлиял мораторий

Изменения в мораторий поддерживают участники финансового рынка, на которых непосредственно сказалось введение этого ограничения.

Поскольку мораторий останавливает взыскание на заложенное имущество и исполнительные производства по требованиям, возникшим до 1 апреля, последствия особенно существенны для кредиторов-взыскателей.

В ряде случаев эти организации лишаются большей части своего дохода и могут сами стать банкротами.

Из-за максимально широкого круга лиц, на которых распространяется действие моратория, остановилась работа по текущим исполнительным производствам, в том числе, по информации ФССП России, в отношении более 55 млн юридических лиц.

«Мы получили 55 млн должников, освобожденных от уплаты долгов на общую сумму порядка 5 триллионов рублей. Все кредиторы оставлены без правовой защиты.

Причем, по идее, мораторий должен быть направлен на помощь лицам, пострадавшим от обстоятельств, из-за которых он был введен. Но очевидно, что пострадали далеко не все.

Предложенные поправки в мораторий позволят изменить это», — говорит председатель некоммерческого партнерства «Национальный совет финансового рынка» (НСФР) Андрей Емелин.

По мнению экспертов НСФР, мораторий в текущей редакции создает финансовые риски для всех категорий кредиторов, как государственных (ФНС России, ФТС России, ПФР), так и частных: финансовые организации, ресурсоснабжающие организации, организации ЖКХ, операторы связи и другие.

Соответственно, далее по цепочке пострадают и физические лица – сотрудники организаций, которые потеряли существенную часть своего дохода. Так, например, если предприятия малого и среднего бизнеса не будут получать в полном объеме оплату за свои товары и услуги, у них просто не будет денег, чтобы выплачивать зарплату.

Что же касается физических лиц, являющихся должниками, на них негативно сказывается неопределенность моратория.

В отдельных случаях с них продолжают принудительно списывать долги, при этом банки не передают средства в ФССП, а замораживают их на счете. А значит, гражданин уже не может ими воспользоваться.

В то же время, поскольку приставы не получили деньги и не передали их взыскателю, а тот, в свою очередь, не передал данные в Бюро кредитных историй, гражданин остается должником по документам.

«Тотальность моратория из-за неопределенности самого понятия «моратория» создала проблемы и игнорировала возможность активной позиции должников», — считает заместитель председателя Экспертного Совета Банка России по защите прав потребителей финансовых услуг Эльман Мехтиев.

Внесение поправок позволит это изменить, так как должники теперь будут сами заявлять о желании воспользоваться мораторием. Эльман Мехтиев также отмечает, что мораторий создает неравные условия для субъектов экономической деятельности, поскольку для кредиторов, в отличие от должников, не было введено никаких дополнительных защитных механизмов.

«Мы изучили, какие меры есть для защиты должников – это и ипотечные каникулы, и кредитные каникулы, сохранение ежемесячного дохода должника-гражданина в размере не ниже величины прожиточного минимума, несудебное банкротство. Возникает вопрос, зачем нужен тогда мораторий?» — комментирует эксперт.

Читайте также:  Встречный иск в арбитражном процессе: как подать, условия принятия судом АПК РФ

Масштабные последствия

Особенно чувствительными для населения могут стать последствия моратория для сферы ЖКХ, поскольку ресурсоснабжающие организации не смогут в должной мере исполнять свои обязательства при отсутствии существенной доли платежей. А долги в сфере ЖКХ уже сейчас составляют 1,4 трлн рублей. Только на 1 апреля, по данным Ассоциации региональных расчетных центров, в работе было 300 млрд исполнительных листов по долгам в отрасли.

Поскольку сейчас представители организаций ЖКХ лишились возможности взыскивать средства с должников через суд и не могут назначать пени, долги лишь продолжат накапливаться, и средств на исполнение текущих обязанностей будет все меньше. На чем-то неизбежно придется экономить, а какие-то работы – откладывать.

По мнению директора Ассоциации Ольги Селляховой, ситуация осложняется тем, что жилищно-хозяйственный комплекс должен сейчас готовиться к зиме, проводя множество ремонтов. А денег на это нет.

Социальная значимость сферы ЖКХ проявилась и в том, что мораторий на проведение плановых проверок бизнеса на нее не распространился, ведь предприятия отвечают за жизнеобеспечение.

Как отметила исполнительный директор Российской Ассоциации водоснабжения и водоотведения Елена Довлатова, работе мешает повышенное внимание со стороны правоохранительных органов.

Однако еще хуже то, что вслед за ограничением назначений пени и штрафов в пандемию подоспел мораторий на банкротства.

Своеобразная «индульгенция на пени и штрафы» позволила вносить средства не своевременно, а когда придется, а введенный мораторий – дал возможность не платить вообще без опаски, что деньги будут взысканы принудительно. В результате в России официально можно констатировать провал по коммунальным платежам.

А пострадать от него могут в том числе и законопослушные налогоплательщики, поскольку непроведение из-за отсутствия средств запланированных работ может проявиться авариями зимой, не говоря уже о том, что, по словам экспертов, в настоящий момент денег не хватает на закупку реагентов для очистки водопроводной воды.

«В первый месяц действия моратория мы недополучили 13% платежей, в следующий — 33%, потом собрали на 35% меньше в сравнении с предыдущим. В стране провал платежей в зависимости от региона достигает 60%. При этом отключить должников от холодной воды или канализации мы не имеем права. Как работать?» — недоумевает Довлатова.

Изменить сложившуюся ситуацию должен новый законопроект, который позволит превратить мораторий из «тотального» в адресный. Все это должно позитивно сказаться на финансовой дисциплине должников, которая была серьезно подпорчена из-за введения массового моратория.

Учитывая остроту проблемы, автор законопроекта Станислав Наумов планирует внести его на рассмотрение уже в весеннюю сессию Госдумы. Кроме того, депутаты хотят запросить у Минэкономразвития, как автора первоначального моратория, оценку фактического воздействия данной меры.

В долговой ящик: мораторий на банкротство введут на полгода

В России планируют ввести мораторий на банкротство компаний и граждан сроком на шесть месяцев. Такая мера содержится в рабочей версии плана правительства по поддержке экономики в условиях санкций (есть у «Известий»).

Мораторий не распространится на компании, прекращающие работу в России и принадлежащие иностранцам, прогнозируют эксперты.

Его введение даст бизнесу возможность адаптироваться к новым условиям, но при этом не убережет от волны отложенных банкротств, которая, скорее всего, будет масштабнее пандемийной, считают аналитики.

Короче и избирательнее

Мораторий на банкротство граждан и компаний решили сократить до полугода и ввести исключения для отдельных категорий должников, следует из обновленного проекта плана первоочередных действий по поддержке экономики в условиях санкционного давления.

«Введение моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям кредиторов на шесть месяцев в отношении юридических и физических лиц, за исключением отдельных должников, определенных правительством Российской Федерации (в том числе подконтрольных лицам из недружественных стран)», — указывается в плане.

https://www.youtube.com/watch?v=C0nV2RKfso8\u0026t=57s

В более ранних версиях плана речь шла о моратории до конца года. Также предполагалось, что он будет введен с 1 марта, следует из проекта постановления правительства, который Минэк разослал в министерства и организации 4 марта (есть у «Известий»).

В документе речь шла о временном запрете на возбуждение дел о банкротстве в отношении всех юридических и физических лиц, включая индивидуальных предпринимателей. Аналогичный механизм подтверждал «Известиям» президент «Опоры России» Александр Калинин.

Однако часть положений уже утратила актуальность, рассказал «Известиям» федеральный чиновник. Согласно последней версии, мораторий должен вступить в силу с момента опубликования постановления правительства, подписание которого запланировано на ближайшее время, уточнил собеседник.

На прошлой неделе правкомиссия одобрила законопроект о внешнем управлении (национализации) в компаниях, покинувших российский рынок и принадлежащих иностранным лицам как минимум на 25%. Согласно документу, который есть у «Известий», такие организации могут быть подвергнуты ускоренному банкротству, а потом проданы новым собственникам через процедуру внешнего управления сроком в 3–6 месяцев.

В Минфине «Известиям» сообщили, что законопроект сейчас дорабатывается в правительстве. Источник в финансово-экономическом блоке рассказал, что документ планировалось внести в Госдуму еще 10 марта, но в последний момент было решено его скорректировать. Другой собеседник в кабмине отметил, что доработанный законопроект поступит в Госдуму «в ближайшее время».

«Известия» направили запрос в пресс-службу правительства и Минэкономразвития.

Неоднозначная мера

Опрошенные «Известиями» эксперты сошлись во мнении, что под действие моратория могут не подпасть иностранные компании, заявившие о прекращении работы в РФ.

— Это российские бизнесы иностранных компаний, развитие которых прекратили сами их зарубежные акционеры, — рассуждает исполнительный директор УК «Помощь»Анна Ларина.

При этом в нынешней ситуации восстановление платежеспособности компаний в течение шести месяцев выглядит «крайне маловероятной перспективой», отметила она. В лучшем случае полугодовой мораторий сможет предоставить бизнесу «паузу для осмысления происходящего и поиска вариантов, что делать дальше», но в моменте он позволит предотвратить волну массовых банкротств, полагает Анна Ларина.

Мораторий не может быть эффективен без принятия иных мер поддержки, например налоговых послаблений, считает гендиректор Союза арбитражных управляющих СРО «Северная столица» Валерия Герасименко. Она уверена в неизбежности волны отложенных банкротств, оценить масштабы которой затруднительно в силу неопределенности по поводу новых санкций и контрмер России.

— Можно прогнозировать, что эта волна будет точно масштабнее постпандемийной, — предупредила она.

Предлагаемый сейчас мораторий шире по охвату, чем во время пандемии, так как в нынешней ситуации сложнее сформировать закрытый перечень пострадавших отраслей, пояснила вице-президент ЦСР Екатерина Папченкова.

Точечные изъятия отдельных должников из-под защиты механизма допустимы, но чем меньше их будет, тем лучше, убеждена эксперт.

Само по себе наличие запрета на банкротства не должно исключать возможности введения обсуждаемой сейчас процедуры внешней администрации, полагает она.

Вице-президент ЦСР добавила, что опыт моратория во время пандемии был успешен: по данным центра, 67% компаний с риском банкротства он помог договориться с кредиторами о реструктуризации долга.

Однако на дальнюю перспективу этот механизм малоэффективен, подчеркнула Екатерина Папченкова.

Заместитель директора Института конкурентной политики и регулирования рынков НИУ ВШЭ Олег Москвитин со своей стороны заметил: в краткосрочной перспективе это позитивная мера, но ее эффективность вдолгую будет зависеть от мер государственной поддержки.

Отношение самого бизнеса к мораторию неоднозначно, есть предприниматели, считающие его мерой, которая только ухудшит их положение, указал член генсовета «Деловой России» Павел Гагарин. Кроме того, мораторий может привести к волне отложенных банкротств.

— Во-первых, для тех, кому можно было бы спастись в банкротстве от того, чтобы полностью разориться и потом как-то продолжить свою деятельность, эта возможность отсекается. Во-вторых, для тех, кто хочет инициировать банкротство, чтобы взыскать долги, эта возможность тоже отсекается, но при этом не останавливается исполнительное производство по уже идущим процессам, — пояснил он.

Мораторий поможет в борьбе со злоупотреблениями кредиторов, считает президент «Опоры России» Александр Калинин. Банкротство обычно инициировали банки и лизинговые компании, у них этот механизм уже отлажен, «когда они чувствуют, что предприятие зашаталось, они сразу пытаются перехватить управление», объяснил он.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *