Конституционный суд разрешил изымать единственное жилье

«Российская газета» публикует очень важное решение Конституционного суда, которое вот уже несколько недель активно обсуждается в обществе.

Ажиотаж подогревают громкие заголовки многочисленных публикаций о том, что главный суд страны разрешил отнимать у должника его единственное жилье, превращая гражданина фактически в бомжа.

Хлесткие комментарии подогревают возмущение тех, кто не видел и не читал этого документа. Безапелляционно утверждается, что Конституционный суд посягнул на самое святое — существующий запрет выбрасывать людей на улицу из единственного жилья, если у них есть долги.

Такие выводы, не соответствующие действительности, делаются либо от правовой безграмотности, так как ничего подобного в этом решении не сказано, либо подобные комментарии — просто сознательная спекуляция.

Итак, 26 апреля было обнародовано решение КС по делу «О проверке конституционности положений абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и пункта 3 статьи 213.25 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

О такой проверке главный суд страны попросил житель Калужской области Иван Ревков. И вот почему он это сделал.

Еще в 1999 году он дал деньги взаймы знакомой. Та долг не вернула. Тогда Ревков пошел в суд. Но у него ничего не вышло. Дело о попытке вернуть долг превратилось в долгоиграющее. За годы ожидания сумма долга им была проиндексирована и возросла до 4 миллионов рублей.

Правовые тонкости операций с жильем эксперты «РГ» разбираютв рубрике «Юрконсультация»

Но долг беспокоил лишь кредитора. Сама должница за прошедшие годы купила квартиру площадью более 110 кв. м и после удачной покупки оперативно признала себя банкротом.

Иван Ревков настаивал на продаже этой недвижимости, купленной, к слову, уже после возбуждения против должницы исполнительного производства. Но в судах ему отказали, сославшись на статью 446 ГПК РФ. Эта статья запрещает обращать взыскание на единственное жилье должника и членов его семьи. Ревков подал жалобу в Конституционный суд.

Должница вместо возврата денег купила квартиру площадью более 110 кв.

м и после удачной покупки оперативно признала себя банкротом

КС напомнил, что уже рассматривал подобную ситуацию еще в 2012 году (N 11-П).

Тогда суд посчитал, что исполнительский иммунитет в отношении единственного жилья должника-гражданина хотя и оправдан, но не может быть безусловным и требует законодательных корректив.

И сейчас, оставаясь на той же позиции, КС решил, что норма закона, которую обжалует Иван Ревков, отныне не будет основанием полного запрета обращать взыскание на жилье должников.

Но это в том случае, если суд посчитает необоснованным применять этот исполнительский иммунитет, в том числе по делам о банкротстве граждан.

  • Определить изъятия должна по-прежнему законодательная власть, но пока эти решения не приняты, отказ в применении исполнительского иммунитета возможен при соблюдении некоторых условий.
  • В частности, должника нельзя оставить без жилища, причем площадью не меньше, чем предоставляется по соцнайму, или выселить в другое помещение, если он сам на это не согласен.
  • Принимая такие решения, суды вправе учесть время присуждения долга, возбуждения исполнительного производства, а также извещения должника об этих событиях.

И, с другой стороны, имеет значение время, условия и суммы сделок и других операций должника. Включая доказанные злоупотребления в приобретении жилья, когда при неисполненном решении суда должник переводит свое имущество под защиту исполнительского иммунитета, чтобы укрыть его там от взыскания по долгам.

На вопрос корреспондента «РГ», повлечет ли подобное решение массовое изъятие жилья у должников, пресс-служба Конституционного суда заявила вот что:

— Не надо опасаться массового изъятия жилья у должников. Речь идет не об абсолютной отмене исполнительского иммунитета на их единственное жилье. Он как раз подтверждается и сохраняется. Но у суда появляется возможность обращения взыскания на единственные жилые помещения в случаях, когда применение иммунитета было бы неправильным и нет иного имущества, на которое можно обратить взыскание.

Фактически суды получили право преодоления явно несправедливой ситуации, когда кредиторы, а часто это обычные граждане, не могут обратить взыскание на формально единственное, но при этом сколь угодно роскошное жилье должника.

Гражданин с семьей, подчеркивают в КС, не должны остаться без пригодного для жизни жилья

То есть по объективным параметрам оно не стандартное, а значительно превышающее разумно достаточное. Стоимости такого жилья должно хватить и на погашение существенной части долга перед кредитором, и на удовлетворение жилищных потребностей должника и его семьи.

Гражданин и его семья, подчеркивают в КС, ни в коем случае не должны остаться без пригодного для проживания жилья площадью по крайней мере не меньшей, чем по нормам предоставления на условиях социального найма, и в пределах того же поселения, где эти лица проживают.

А у федерального законодателя сохраняются все возможности как можно быстрее урегулировать этот вопрос. В суде подчеркивают — нужны общие нормативные ориентиры в определении достаточного уровня обеспеченности жильем должника-гражданина и членов его семьи.

Поэтому такое регулирование — не просто право, а обязанность законодателя прежде всего в интересах граждан. Законодатель также может установить дополнительные гарантии прав должника в случаях, когда ему противостоит экономически более сильный субъект.

Например, банк.

В этом понимании оспариваемые нормы в их взаимосвязи соответствуют Конституции РФ.

КС решил, что дело Ивана Ревкова будет пересмотрено.

Великое переселение банкротов

Не дождавшись реакции властей, за девять лет так и не уточнивших критерии роскошного жилья и границы исполнительского иммунитета, Конституционный суд (КС) РФ попытался сам решить проблему.

Он допустил при ряде условий изъятие единственного жилья у граждан-банкротов с предоставлением взамен более скромного. Юристы называют позицию революционной и считают, что продолжниковая судебная практика теперь развернется в сторону кредиторов.

В первую очередь проблемы могут возникнуть у владельцев больших домов и многокомнатных квартир. Но могут пострадать и те, у кого жилплощадь просто больше социальной нормы.

В защиту роскоши

КС опубликовал постановление (.pdf) по жалобе Ивана Ревкова, допустив ограничение исполнительского иммунитета, защищающего единственное жилье гражданина-должника от взыскания. Ст.

 446 Гражданского процессуального кодекса РФ (ГПК) не разрешает продать такое жилье для погашения долгов, даже если оно является очевидно роскошным.

Это позволяет должникам приобретать недвижимость на заемные средства (без ипотеки), которые они не собираются возвращать.

Проблема существует много лет, и КС неоднократно указывал на необходимость корректировки ГПК, но Минюст и Госдума рекомендации игнорировали.

В 2012 году КС прямо обязал законодателя определить пределы защиты единственного жилья и разработать порядок обращения на него взыскания, если недвижимость явно превосходит разумные потребности человека в жилище, а активы должника несоразмерны его обязательствам. Но за девять лет поправки в ГПК так и не были внесены.

Не изменилась за это время и судебная практика, занимающая сторону должников.

Так, Верховный суд РФ (ВС) прошлой осенью отказал кредиторам в праве принудительно заменить гражданину-банкроту его единственную квартиру на жилье меньшей площади (см.

“Ъ” от 24 октября 2020 года), сославшись как раз на то, что закон этого не позволяет. Теперь КС решил самостоятельно восполнить недостаток регулирования.

Больше не безусловное право

Иван Ревков более 20 лет назад одолжил своей знакомой Елене Шахлович 770 тыс. руб., но та деньги не вернула. Кредитор получил решение суда о взыскании средств и передал его на исполнение приставам, но долг взыскать не удалось.

В 2019 году должницу признали банкротом.

В рамках этого дела выяснилось, что еще в 2009 году Елена Шахлович приобрела квартиру площадью 110 кв. м стоимостью большей, чем сумма ее задолженности перед Иваном Ревковым (к 2019 году с учетом индексации долг составил 4,5 млн руб.).

Но арбитражный суд Калужской области отказался продавать жилье и исключил его из конкурсной массы, так как оно для должницы оказалось единственным и не было обременено ипотекой. Это решение поддержали вышестоящие инстанции, а ВС не стал пересматривать дело.

Господин Ревков обратился в КС, настаивая, что ст. 446 ГПК во взаимосвязи с п. 3 ст. 213.25 Закона о банкротстве противоречит Конституции, так как дает единственному жилью иммунитет, даже если оно приобретено после возбуждения приставами исполнительного производства и значительно превышает разумно достаточную площадь для удовлетворения потребности в жилище.

В постановлении КС снова напомнил об обязанности законодателя внести изменения в ГПК, раскритиковав его медленную реакцию: «Помимо многолетнего недопустимого законодательного бездействия, указанный длящийся риск причинения вреда конституционно значимым ценностям отягощается самим по себе неисполнением акта конституционного правосудия». По мнению суда, «это лишает оснований дальнейшее ожидание своевременного исправления действующего законодательного регулирования и вынуждает КС вновь обратиться к проверке конституционности (той же статьи.— “Ъ”)».

Ключевым выводом КС стало признание того, что ст. 446 ГПК больше не может служить в качестве «безусловного отказа в обращении взыскания на жилые помещения, если суд считает необоснованным применение исполнительского иммунитета».

  • Снятие защиты с единственного жилья возможно, если суды установят, что оно было приобретено со злоупотреблениями, говорится в постановлении.
  • Может учитываться время присуждения долга, возбуждения исполнительного производства и извещения должника об этих событиях, условия сделок по отчуждению другого имущества для приобретения защищенного иммунитетом жилья.
  • Также суды должны учитывать рыночную стоимость жилья и ее соотношение с величиной долга, чтобы обращение взыскания было обоснованным, а не использовалось как «карательная санкция» или «средство устрашения должника угрозой отобрания у него и членов его семьи единственного жилища».

Оставить на улице должника нельзя — ему следует предоставить новое жилье площадью не меньше, чем по договору соцнайма и в пределах того же поселения (либо в другом регионе с его согласия). В связи с этим решения судов об отказе взыскать квартиру должницы Ивана Ревкова подлежат пересмотру, постановил КС.

Революция в практике

«Суть позиции КС сводится к тому, что допустимо предоставлять должнику иное, более скромное жилище, а то в котором он проживает, продавать для погашения долгов перед кредиторами»,— говорит советник юрфирмы РКТ Иван Стасюк. Иммунитет не действует, если должник злоупотреблял правом при приобретении жилья, то есть когда оно куплено фактически на деньги кредиторов, но залогом не обременено, поясняет он.

Юрист банкротного направления Vegas Lex Валерия Тихонова называет постановление «поистине революционным для практики», добавляя, что на фоне бездействия законодателя и продолжниковой позиции арбитражных судов КС «взял на себя миссию по установлению границ исполнительского иммунитета».

Адвокат юргруппы «Яковлев и партнеры» Бронислав Садиков считает позицию КС особенно важной для кредиторов, учитывая то, что «число злоупотреблений со стороны должников достигло критической массы, и дальше так продолжаться не могло». Об этом, по его словам, свидетельствует как возросшее число споров данной категории, в том числе в ВС, так и активное обсуждение вопроса профсообществом.

Отдельно господин Садиков приветствует критику суда в отношении многолетнего бездействия законодателя, «по-видимому, все свои силы и энергию направляющего на спасение Родины от иностранных агентов, клеветников в интернете и прочих деструктивных сил» вместо исполнения указаний КС о внесении поправок в ГПК.

Читайте также:  Как исправить кредитную историю в банке: что портит, восстановление после просрочки

«Постановление будет иметь огромное значение для правоприменительной практики,— соглашается с коллегами партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Станислав Данилов.

— Фактически КС отменяет исполнительский иммунитет для подавляющего большинства граждан, которые попадают в процедуру банкротства, и возлагает на арбитражные суды функцию определять порядок приобретения другого жилья для должника и его семьи по нормам социального найма».

Социальные нормы жилья разнятся от региона к региону и зависят от количества и родства проживающих вместе лиц.

В Москве, например, минимальная норма составляет 18 кв. м на человека, но для семьи из супругов положена «однушка» площадью до 44 кв. м.

«Можно ожидать изменения подхода арбитражных судов и ВС к разрешению вопроса о возможности забрать у должника его единственное жилье. С высокой долей вероятности суды будут разрешать предоставление должнику замещающего жилья»,— говорит Валерия Тихонова.

Бронислав Садиков рассказывает о примере из личного опыта, когда арбитражный суд исключил из конкурсной массы трехэтажный дом должника на Новорижском шоссе и землю, на которой он расположен, общей стоимостью свыше 20 млн руб. при сумме долгов около 10 млн руб. Он рассчитывает, что «с принятием постановления КС подобные случаи будут исключены».

Иван Стасюк положительно оценивает позицию КС, но считает необходимым закрепление критериев, при которых единственное жилье может быть продано за долги, на законодательном уровне.

«Впрочем, принятие поправок в скором времени не выглядит очевидным.

Принятие таких мер вряд ли будет воспринято многими позитивно, так что весьма вероятно, что вопрос продолжит регулироваться на уровне судебной практики»,— полагает господин Стасюк.

«Это начало радикальных изменений практики применительно к обращению взыскания на единственное жилье, по крайней мере, в рамках банкротных дел»,— согласен Станислав Данилов.

На практике это будет выглядеть примерно так, рассказывает он: «По решению суда из конкурсной массы выделяются средства на покупку должнику замещающего жилья в том же городе и примерно в том же районе, которое по своим конструктивным и техническим характеристикам соответствует тому же уровню жилья по метрам соцнормы».

Согласие должника в таком случае не будет спрашиваться, какие-то жизненные факторы (детсады, школы, поликлиники, кружки), вполне вероятно, будут игнорироваться судом как не имеющие имущественной оценки, рассуждает господин Данилов.

Однако вопрос о том, насколько широко будет применяться позиция КС, остается открытым. «В принципе ее можно применить к любому жилью, где на проживающего приходится больше метров, чем по социальной норме. Но в первую очередь это, конечно, должно касаться именно роскошного жилья, а не просто превышающего минимальные размеры»,— говорит Иван Стасюк.

Бронислав Садиков тоже полагает, что в приоритете для кредиторов будет продажа больших дорогих домов и квартир.

Впрочем, Валерия Тихонова допускает, что на практике «наличие трех комнат для двух жильцов может быть расценено как излишняя обеспеченность жилплощадью, и если выручка от продажи такой квартиры достаточна для расчета с кредитором, то риск обращения на нее взыскания будет существенным».

При этом госпожа Тихонова опасается, что позиция КС может привести к лишению единственного жилья и тех должников, кто дошел до банкротства из-за своей финансовой безграмотности и неосторожности, а не в результате злонамеренного уклонения от погашения долгов. Но, по мнению господина Садикова, для добросовестных должников ничего измениться не должно, а риски возникают лишь для тех, кто злоупотребляет правом, пользуясь бездействием законодателя.

Анна Занина, Марина Царева

Кс назвал условия, при которых суды смогут взыскивать единственное жилье должника — тасс

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 28 апреля. /ТАСС/. Конституционный суд (КС) России постановил, что нормы Гражданского процессуального кодекса (ГПК) и закона «О банкротстве» не запрещают полностью судам взыскивать единственное жилье должника при определенных условиях. Об этом говорится в постановлении КС.

«Признать взаимосвязанные положения абзаца 2 части 1 статьи 446 ГПК РФ и пункта 3 статьи 213.

25 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», устанавливающие имущественный иммунитет в отношении принадлежащего гражданину-должнику на праве собственности жилого помещения, которое является для должника и членов его семьи, совместно проживающих в этом жилом помещении, единственным пригодным для постоянного проживания не противоречащими Конституции РФ, так как они не могут быть нормативно-правовым основанием безусловного отказа в обращении взыскания на жилые помещения», — говорится в документе.

Согласно постановлению суда, наложить взыскание на единственное жилье для погашения долгов можно при соблюдении ряда условий, в частности, должника нельзя оставить совсем без жилого помещения в соответствии с нормативами площади в том городе или поселке, где он живет.

Также суды должны учитывать размер долга и рыночную стоимость имущества, на которое наложено взыскание. Кроме того, взыскание единственного жилья не должно вынуждать должника переезжать в другой город или поселок.

Однако, как отмечается в постановлении, переезд возможен в случае согласия должника на это.

В постановлении КС также отмечается, что судом еще в 2012 году принималось решение о том, что нельзя взыскивать с должника единственное жилье.

Однако в том же постановлении также была сделана оговорка, что площадь такого жилья должна быть «разумно достаточной» и тогда же КС обязал законодательные власти внести изменения в гражданское процессуальное законодательство и прописать в нем возможность взыскания жилья, когда его площадь явно превышает потребности должников.

Как отмечается в постановлении этого года, никаких изменений в законодательство внесено не было.

«Предписанные изменения в законодательство в нарушение постановления Конституционного суда РФ от 14 мая 2012 года № 11-П не внесены.

За почти девять лет законодательные работы по этому поводу не продвинулись дальше подготовки двух законопроектов с поступлением одного из них на первое чтение», — отметили в КС.

История жалобы

Постановление принято по жалобе жителя Калужской области Ивана Ревкова, который в 1999 году одолжил знакомой крупную сумму денег. Женщина в назначенный срок деньги не вернула, а за годы ожидания возврата долг был проиндексирован и вырос до 4 млн рублей.

Ревков подал на должницу в арбитражный суд, который постановил взыскать с нее деньги, однако исполнительное производство не дало результата.

Тем временем женщина купила себе квартиру площадью более 100 квадратных метров, после чего была признана банкротом.

В 2020 году Ревков требовал наложить взыскание на ее квартиру, указывая, что она явно больше необходимой потребности, однако суды отказали, сославшись на то, что это единственное жилье должника.

Доводы Ревкова о том, что квартира была куплена за большую сумму, чем задолжала женщина, суд не принял во внимание. КС в своем постановлении также указал, что решения судов по делу Ревкова должны быть пересмотрены. 

Взыскание на единственное жилье: постановление КС РФ № 15-П от 26.04.2021 (обзор)

В постановлении от 26 апреля 2021 года № 15-П Конституционный Суд России проверил в связи с жалобой гражданина И.И. Ревкова конституционность двух правовых норм:

Поясним вкратце, что это за нормы.

Статья 446 ГПК РФ говорит об имуществе, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам. И одно из них это:

“жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.”

А п. 3 ст. 213.25 Закона № 127-ФЗ говорит о том, что из конкурсной массы исключают имущество, на которое не может быть обращено взыскание в соответствии с гражданским процессуальным законодательством. То есть, ГПК РФ.

Как видно, обе нормы фактически носят отсылочный характер. И непонятно, насколько безусловно они дают должнику право на имущественный (исполнительский) иммунитет. То есть, чтобы не отобрали за долги единственное жилье.

В чём спорная ситуация

Гражданин Ревков не вернул долг, и суд признал его банкротом. Однако в продаже квартиры должника площадью более 110 кв. м было отказано, поскольку:

  • это единственное его жилье;
  • оно не в ипотеке;
  • исполнительский иммунитет (запрет на взыскание) в отношении единственного пригодного для постоянного проживания жилого помещения, не обремененного ипотекой, действует и при банкротстве должника.

Причём гражданин купил квартиру уже после возбуждения исполнительного производства, а ее стоимость намного превышает сумму долга. Но на мнение судов эти факты не повлияли.

В итоге кредитор обратился в КС РФ.

Решение КС РФ от 2012 года и праве на жильё

  • Конституционные судьи вспомнили своё постановление от 14 мая 2012 года № 11-П, в котором пришли к выводу, что для соблюдения конституционного принципа соразмерности защиты прав и законных интересов кредитора (взыскателя) и гражданина-должника исполнительский иммунитет должен распространяться на жилое помещение, которое по своим объективным характеристикам (параметрам) является разумно достаточным для удовлетворения конституционно значимой потребности в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения.
  • Исходя из того, КС тогда заключил, что назначение исполнительского иммунитета состоит не в том, чтобы в любом случае сохранить за гражданином-должником право собственности на жилое помещение, а в том, чтобы не допустить нарушения конституционного права на жилище в самом его существе, как и умаления человеческого достоинства, гарантируя должнику и членам его семьи сохранение обеспеченности жильем на уровне, достаточном для достойного существования.
  • Следовательно, запрет обращения взыскания на единственное пригодное для постоянного проживания гражданина-должника и членов его семьи жилое помещение конституционно оправдан постольку, поскольку он обеспечивает этим лицам сохранение жилищных условий, приемлемых в конкретной социально-экономической обстановке, от которой и зависят представления о том, какое жилое помещение можно или следует считать достаточным для удовлетворения разумной потребности человека в жилище.

Изменения, которых ждали все

Вместе с тем судам, нужны общие нормативные ориентиры в определении достаточного уровня обеспеченности жильем гражданина-должника и членов его семьи.

В связи с этим, в 2012 году КС РФ указал на обязанность законодателя внести необходимые изменения в гражданское процессуальное законодательство, регулирующее пределы действия имущественного (исполнительского) иммунитета применительно к жилому помещению (его частям), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в данном помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания.

А именно:

  • обеспечить возможность удовлетворения имущественных интересов кредитора (взыскателя), когда соответствующий объект недвижимости по своим характеристикам явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище;
  • предусмотреть для таких лиц гарантии сохранения жилищных условий, необходимых для нормального существования.
  1. Но соответствующие поправки так и не были внесены в законодательство: за почти 9 лет законодательные работы по этому поводу не продвинулись дальше подготовки двух законопроектов с поступлением одного из них на первое чтение в Госдуму.
  2. Конституционный Суд признал необходимым законодательно урегулировать порядок обращения взыскания на жилое помещение, явно превышающее по своим характеристикам соответствующий уровень обеспеченности жильем.
  3. КС признал обязательным, чтобы закон допускал обращение взыскания на указанное жилое помещение на основании судебного решения, только если суд установит не одно лишь формальное соответствие жилого помещения критериям, позволяющим преодолеть в отношении него исполнительский иммунитет, но и несоразмерность доходов гражданина-должника его обязательствам перед кредитором (взыскателем) в отсутствие у него иного имущества, на которое взыскание можно было бы обратить.
Читайте также:  Мировое соглашение на стадии внешнего управления не лишает временного управляющего вознаграждения

Пока и поскольку абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ действует без корректив, в законодательстве и практике нет ясных ориентиров, допускающих дифференцированное применение имущественного (исполнительского) иммунитета в отношении жилого помещения, принадлежащего на праве собственности гражданину-должнику.

А это препятствует обращению взыскания по исполнительным документам на такие жилые помещения, объективные характеристики которых превышают разумно достаточные для удовлетворения потребности в жилище.

При том, что их стоимость может позволить удовлетворить имущественные притязания взыскателя (значительной их части) и сохранить для должника и членов его семьи возможность реализовать конституционное право на жилище.

Позиция КС РФ 2021 года

Признать оспариваемые нормы не противоречащими Конституции России, так как они не могут быть основанием безусловного отказа в обращении взыскания на единственные пригодные жилые помещения (их части), если суд считает необоснованным применение исполнительского иммунитета, в том числе при несостоятельности (банкротстве) гражданина-должника.

В обоснование этой позиции КС РФ привёл следующие аргументы:

  • отказ в применении этого иммунитета не оставит гражданина-должника без жилища, пригодного для проживания самого должника и членов его семьи, площадью по крайней мере не меньшей, чем по нормам предоставления жилья на условиях социального найма, и в пределах того же поселения, где эти лица проживают;
  • должно быть учтено при необходимости соотношение рыночной стоимости жилого помещения с величиной долга, погашение которого в существенной части могло бы обеспечить обращение взыскания на него;
  • ухудшение жилищных условий вследствие отказа должнику в применении исполнительского иммунитета не может вынуждать его к изменению места жительства (поселения). Однако это не препятствует ему согласиться с такими последствиями, как и иными последствиями, допустимыми по соглашению участников исполнительного производства и/или производства по делу о несостоятельности (банкротстве).

Границы исполнительского иммунитета в отношении жилых помещений, как они вытекают из постановления КС РФ от 14.05.2012 № 11-П, состоят в том, чтобы гарантировать гражданам уровень обеспеченности жильем, необходимый для нормального существования без умаления достоинства человека.

Однако это не должно исключать ухудшения жилищных условий гражданина-должника и членов его семьи на том лишь основании, что жилое помещение в собственности, – независимо от его количественных и качественных характеристик, включая стоимостные, – является для этих лиц единственным пригодным для постоянного проживания.

Такое ухудшение жилищных условий не исключено, когда права кредиторов нарушает множественное и неоднократное (систематическое) неисполнение должником обязательств при общих размерах долга, явно несоразмерных имущественному положению гражданина.

КС РФ также указал на:

  • желательное проведение оценки рыночной стоимости жилого помещения, подпадающего под исполнительский иммунитет, поскольку это может иметь решающее значение в определении оснований к применению исполнительского иммунитета либо к отказу от его применения;
  • должно быть учтено соотношение рыночной стоимости жилого помещения с величиной долга, погашение которого в существенной части могло бы обеспечить обращение взыскания на жилое помещение, поскольку отказ от исполнительского иммунитета должен иметь реальный смысл именно как способ и условие удовлетворения требований кредиторов, а не карательная санкция (наказание) за неисполненные долги и не средство устрашения должника угрозой отобрания у него и членов его семьи единственного жилища:
  • решающее значение имеют также перспективы и гарантии обеспечения гражданину-должнику и членам его семьи возможности реализации права на жилище, что вместе с тем не означает отказ от законного принуждения к исполнению обязательств.

Ухудшение жилищных условий вследствие отказа в применении исполнительского иммунитета не может вынуждать гражданина-должника к изменению места жительства (поселения).

Суд вправе одобрить обращение взыскания, если само приобретение жилого помещения, формально защищенного исполнительским иммунитетом, состоялось со злоупотреблениями. Признаками такого поведения должника, предшествующего взысканию долга, по версии КС РФ могут быть:

  • время присуждения долга, в том числе момент вступления в силу соответствующего судебного постановления;
  • время возбуждения исполнительного производства;
  • время извещения должника об этих процессуальных событиях;
  • время и условия, в том числе суммы (цена) соответствующих сделок и других операций (действий), если должник вследствие их совершения отчуждал деньги, имущественные права, иное свое имущество, с тем чтобы приобрести (создать) объект, защищенный исполнительским иммунитетом.

Заключение

Таким образом, Конституционный Суд в 2021 году фактически дал добро на обращение взыскания на единственное пригодное жилье при определённых условиях и обстоятельствах. Однозначного запрета на это нет и быть не должно.

Отсюда можно сделать вывод, само понятие «исполнительский иммунитет» не является безусловным и не означает однозначный запрет на отобрание единственного жилья.

Конституционный суд разрешил изымать единственное жилье должника

Долгое время проблема взыскания единственного «роскошного» жилья должника является одной из ключевых в делах о банкротстве граждан.

Верховный суд последовательно развивал практику, по которой продать жилье и купить для должника квартиру попроще было нельзя, несмотря на постановление Конституционного суда, которое говорило о такой возможности.

Теперь КС еще раз обратился к этому вопросу и уже окончательно закрепил возможность разменять жилье в пользу кредиторов, но с рядом ограничений (Постановление от 26.04.2021 № 15-П).

Проблема исполнительского иммунитета на единственное, но «роскошное» жилье должника находится в подвешенном состоянии с 2012 года. Тогда Конституционный суд принял Постановление № 11-П, в котором указал на допустимость размена дорогой квартиры или дома на жилье подешевле и предписал изменить законодательство для закрепления такой возможности.

Банкротство: нищета и… блеск

Читать далее…

Но спустя девять лет законодательные поправки так и не были приняты, а Верховный суд в последние годы последовательно развивал практику, в которой признавал неприкосновенность единственного жилья, каким бы дорогим оно ни было (за одним исключением). Яркие примеры такой позиции ВС – недавние «дело Стружкина» и «дело Поздеева». В определениях по этим спорам ВС упоминал позицию КС, но отмечал, что законодатель так и не предложил необходимые критерии для размена.

Теперь вопрос, кажется, сдвинется с мертвой точки – в свежем постановлении КС еще раз указал, что исполнительский иммунитет не должен быть абсолютным, и в этот раз обязал суды применять свою позицию без необходимости ждать законодательных поправок.

Обстоятельства спора

В 1999 году калужанин Иван Ревков выдал заем в 772 500 руб. своей знакомой Елене Шахлович, но та не вернула деньги. Кредитор «просудил» долг, но не смог взыскать средства с помощью исполнительного производства. Спустя 19 лет, в 2018 году, суд проиндексировал сумму долга до 3,91 млн руб. Тогда Ревков добился банкротства Шахлович (дело № А23-2838/2019).

Но финансовый управляющий отказался включить в конкурсную массу 110-метровую квартиру Шахлович. Суды отказ подтвердили и распространили исполнительский иммунитет на имущество, которое является единственным жильем должника.

Ревков обращал внимание, что Шахлович купила недвижимость в 2009 году по цене, намного превышающей сумму долга, и уже после вынесения судом решения о взыскании и даже после возбуждения в 2006 году исполнительного производства.

Выселять из бывшего служебного жилья запретят?

Читать далее…

В начале января судья экономколлегии Иван Разумов отказался передавать спор о квартире на рассмотрение Верховного суда, признав тем самым правильность решений нижестоящих инстанций. После этого Ревков обратился в Конституционный суд.

Позиция КС РФ

Конституционный суд еще раз подтвердил, что проблему нужно решать на законодательном уровне.

Но в этот раз КС расширил свою позицию и прямо допустил возможность размена квартиры в банкротстве, чтобы частью денег погасить долг перед кредиторами, а на другую часть купить более скромное жилье для должника. Его может предоставить и кредитор, который заинтересован в продаже дорогой квартиры.

Обратите внимание

В отличие от позиции 2012 года, в этот раз КС указал, что в отсутствие законодательного регулирования его правовая позиция подлежит прямому применению, и возложил на суды определение пределов исполнительского иммунитета на жилье.

Теперь судебная практика по вопросу применения исполнительского иммунитета будет в большей степени отвечать соблюдению баланса кредиторов и должников.

Позицию КС стоит расценить в качестве средства снижения социальной напряженности на стороне кредиторов, вызванной архаичным запретом реализации единственного жилья несостоятельного гражданина.

При принятии таких решений арбитражный суд должен разобраться, когда был «просужен» долг кредитора и возбуждено исполнительное производство. Нужно также удостовериться, что должник знал об этих событиях.

«С другой стороны, имеют значение условия и суммы сделок и других операций должника, включая доказанные злоупотребления в приобретении жилья, когда при неисполненном решении суда должник переводит свое имущество под защиту исполнительского иммунитета, чтобы укрыть его там от взыскания по долгам», – подчеркивает КС. Суды также должны соотносить рыночную стоимость жилья с величиной долга.

Обратите внимание

Суды уже пытались разменивать роскошные квартиры должников, и в некоторых делах у них это даже получалось, например, в деле № А40-184236/2015 такую возможность подтвердил АС Московского округа. Теперь же практика начнет активно развиваться в этом направлении, однако судам еще предстоит детализировать позицию Конституционного суда.

Например, судам предстоит решить вопрос о возможности смены места жительства в рамках одного населенного пункта. Ведь переезд может негативно сказаться на должнике, если значительно увеличится время дороги до места работы.

Существенное значение могут иметь и специализированные образовательные или медицинские учреждения рядом с местом жительства.

Кроме того, кредиторы и суд не могут заставить должника переехать в другой город или регион. Но должник сам может согласиться на переезд.

Замещающее жилье не должно быть меньшей площади, чем по нормам предоставления жилья на условиях социального найма – из расчета на каждого члена семьи, проживающего с должником.

«Со вступлением в силу итогового решения по настоящему делу абз. 2 ч.1 ст. 446 ГПК в дальнейшем не может служить нормативно-правовым основанием безусловного отказа в обращении взыскания на жилые помещения», – подчеркивает Конституционный суд.

Суд определил, что спор Ивана Ревкова по поводу квартиры Елены Шахлович нужно рассмотреть заново – уже с учетом позиции КС.

P.S. Кредиторы-взыскатели, несомненно, активизируются и попробуют испытать новый механизм принуждения на своих должниках. Судам придется с этим мириться и разбираться в новых правовых реалиях.

Практике по этому вопросу еще предстоит сформироваться, а пока суды будут действовать по своему усмотрению.

Эксперты обращают внимание на другой аспект постановления КС – вопрос добросовестности должника, считая очень важной оценку поведения должника при разрешении подобных споров.

Кс подтвердил возможность обращения взыскания на единственное жилье

26 апреля Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 15-П по делу о проверке конституционности абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ и п. 3 ст. 213.25 Закона о банкротстве.

Читайте также:  Надо ли платить за квартиру, если в ней никто не живет

Согласно первой норме, взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на находящееся в собственности гражданина-должника жилье (его часть), если для него и членов его семьи оно является единственным пригодным для постоянного проживания (за исключением случаев, когда оно является предметом ипотеки).

Согласно второй – из конкурсной массы исключается имущество, на которое не может быть обращено взыскание в соответствии с гражданским процессуальным законодательством, определение об исключении имущества гражданина из конкурсной массы или об отказе в таком исключении может быть обжаловано.

С жалобой в Конституционный Суд обратился Иван Ревков, в пользу которого в 1999 г. суд взыскал с должника по договору займа 772,5 тыс. руб., однако исполнительное производство не привело к взысканию долга.

Впоследствии суд проиндексировал ранее присужденную сумму, определив размер задолженности в 3,9 млн руб. (с учетом частичного погашения должником задолженности).

Далее должник был признан банкротом, а требование Ивана Ревкова было включено в третью очередь реестра требований кредиторов.

Суды отказали Ревкову в удовлетворении заявления о разрешении разногласий между ним и финансовым управляющим относительно невключения принадлежащей должнику квартиры в перечень имущества, подлежащего реализации. Со ссылкой на положения ст. 446 ГПК и ст. 213.

25 Закона о банкротстве они сочли, что эта квартира является единственным жильем гражданина-банкрота, поэтому исполнительский иммунитет в отношении единственного пригодного для постоянного проживания жилья, не обремененного ипотекой, действует и при банкротстве должника.

Тем самым суды не согласились с доводом о возможности обращения взыскания на квартиру площадью свыше 110 кв. м, которую должник приобрел в 2009 г. за сумму, намного превышающую размер его долга перед Иваном Ревковым, уже после вынесения судом решения о его взыскании и возбуждения в 2006 г.

исполнительного производства. Верховный Суд отказался рассматривать кассационную жалобу заявителя.

В жалобе в КС Иван Ревков указал, что оспариваемые им нормы ГПК и Закона о банкротстве противоречат Конституции в той мере, в какой распространяют имущественный (исполнительский) иммунитет на жилье, принадлежащее признанному банкротом гражданину-должнику, приобретенное им в собственность после возбуждения исполнительного производства о взыскании долга в пользу гражданина-взыскателя и по объективным характеристикам значительно превышающее разумно достаточное для удовлетворения конституционно значимой потребности в жилище.

Конституционный Суд со ссылкой на Постановление от 14 мая 2012 г.

№ 11-П напомнил, что в подобных случаях исполнительский иммунитет должен распространяться на жилье, которое по своим объективным характеристикам (параметрам) является разумно достаточным для удовлетворения конституционно значимой потребности в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения.

Тогда Суд заключил, что назначение исполнительского иммунитета состоит не в том, чтобы в любом случае сохранить за гражданином-должником право собственности на жилье, а в том, чтобы не допустить нарушения конституционного права на жилище в самом его существе, как и умаления человеческого достоинства.

Тогда же КС отметил, что судам, участникам исполнительного производства и другим субъектам нужны общие нормативные ориентиры в определении достаточного уровня обеспеченности жильем гражданина-должника и членов его семьи. При этом он счел возможным воздержаться от признания не соответствующим Конституции абз. 2 ч. 1 ст.

446 ГПК, указав на необходимость изменений гражданского процессуального законодательства, регулирующего пределы действия имущественного (исполнительского) иммунитета применительно к единственному жилью гражданина-должника и членов его семьи.

Речь шла об обеспечении возможности удовлетворения имущественных интересов кредитора (взыскателя), когда соответствующий объект недвижимости по своим характеристикам явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище, а также гарантии для таких лиц сохранения жилищных условий, необходимых для нормального существования. Дело в том, что в противном случае на практике возник бы риск произвольного определения соответствующих критериев в отношениях, характеризующихся высокой степенью социальной уязвимости людей.

Сейчас Конституционный Суд констатировал, что ранее предписанные им изменения остались нереализованными, а ситуация на законодательном уровне не сдвинулась с «мертвой точки» – за 9 лет были подготовлены два законопроекта, один из которых поступил на первое чтение в Госдуму, но приняты они не были. Следовательно, в законодательстве и практике по-прежнему нет ясных ориентиров, допускающих дифференцированное применение имущественного (исполнительского) иммунитета в отношении жилья, принадлежащего на праве собственности гражданину-должнику.

«Назначение судом по ходатайству кредиторов оценки рыночной стоимости жилого помещения, подпадающего под исполнительский иммунитет, Конституционный Суд РФ признает предпочтительным либо необходимым в зависимости от обстоятельств дела, поскольку установление этой стоимости может иметь решающее значение в определении оснований к применению указанного исполнительского иммунитета либо к отказу от его применения. Вместе с тем, в частности, должно быть учтено соотношение рыночной стоимости жилого помещения с величиной долга, погашение которого в существенной части могло бы обеспечить обращение взыскания на жилое помещение, поскольку отказ от исполнительского иммунитета должен иметь реальный смысл именно как способ и условие удовлетворения требований кредиторов, а не карательная санкция (наказание) за неисполненные долги и не средство устрашения должника угрозой отобрания у него и членов его семьи единственного жилища», – указал КС, добавив, что тем самым отказ при определенных обстоятельствах от применения исполнительского иммунитета не может нарушать конституционные гарантии.

В связи с этим КС пришел к выводу, что абз. 2 ч. 1 ст.

446 ГПК больше не может служить нормативно-правовым основанием безусловного отказа в обращении взыскания на жилье, если суд сочтет необоснованным применение исполнительского иммунитета, в том числе при банкротстве гражданина-должника, поскольку отказ в применении этого иммунитета не оставит его без жилища, пригодного для проживания самого должника и членов его семьи, площадью по крайней мере не меньшей, чем по нормам предоставления жилья на условиях соцнайма, и в пределах того же поселения, где эти лица проживают. Это условие может быть обеспечено, в частности, если соответствующее жилье предоставляет гражданину-должнику кредитор (взыскатель) в порядке, который установит суд, в том числе в процедуре несостоятельности (банкротства).

Он добавил, что суды вправе отказать гражданам-должникам в защите прав, образующих исполнительский иммунитет, если само приобретение жилья, формально защищенного таким иммунитетом, состоялось со злоупотреблениями.

Среди значимых обстоятельств могут фигурировать, в частности, время присуждения долга взыскателю, время возбуждения исполнительного производства, суммы соответствующих сделок и других операций (действий), если должник вследствие их совершения отчуждал деньги, имущественные права, иное свое имущество, чтобы приобрести (создать) объект, защищенный исполнительским иммунитетом.

ВС напомнил, что роскошное жилье не всегда подлежит продаже при банкротстве должникаСуд призвал оценивать иное имущество перед тем, как обращаться в суд с ходатайством об утверждении положения о порядке продажи двух принадлежащих должнику квартир, объединенных в одну

Таким образом, КС признал оспариваемые нормы не противоречащими Конституции и напомнил обязанность федерального законодателя внести коррективы в действующее правовое регулирование. Суд также распорядился пересмотреть судебные дела заявителя.

Адвокат, руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX Артур Зурабян назвал комментируемое постановление КС очень долгожданным и значимым для практики.

«За последние несколько месяцев вопрос обращения взыскания на единственное жилье несколько раз доходил до Верховного Суда, это дела № А50-34786/2017 (Определение от 28 января 2021 г. № 309-ЭС20-15448) и А71-16753/2017 (Определение от 29 октября 2020 г. № 309-ЭС20-10004).

И принятые ВС судебные акты неоднозначно оценивались в юридическом сообществе», – отметил он.

По словам эксперта, обращение взыскания на единственное жилье – весьма давняя проблема в российской правоприменительной практике. «Конституционный Суд еще в 2012 г.

постановил, что законодатель должен урегулировать порядок обращения взыскания на жилое помещение, явно превышающее по своим характеристикам соответствующий уровень обеспеченности жильем, который позволял бы, в частности, выявить, является ли жилое помещение единственно пригодным для проживания собственника и членов его семьи. Вместе с тем, как указывает КС РФ, с 2012 г.

по настоящее время имеет место “многолетнее недопустимое законодательное бездействие”, в связи с чем КС был вынужден самостоятельно определить те принципы, на базе которых можно такое обращение производить», – пояснил адвокат.

ВС: Кредиторы не вправе принять решение о размене квартиры должника для включения разницы цены в конкурсную массуПринимая решение, Суд сослался на постановление КС от 2012 г., во исполнение которого законодатель должен урегулировать данный вопрос на случай, когда недвижимость явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности должника

Артур Зурабян пояснил, что преодоление иммунитета, по мнению КС, предполагает обеспечение баланса интересов должника и членов его семьи на достойное проживание и его кредиторов на пропорциональное удовлетворение требований, при этом Суд предложил несколько критериев.

«Во-первых, отказ от исполнительского иммунитета должен иметь реальный смысл именно как способ и условие удовлетворения требований кредиторов, а не карательная санкция (наказание) за неисполненные долги и не средство устрашения должника угрозой отобрания у него и членов его семьи единственного жилища.

Во-вторых, обращение взыскания на жилое помещение на основании судебного решения возможно только в том случае, если суд установит не одно лишь формальное соответствие жилого помещения критериям, позволяющим преодолеть в отношении него исполнительский иммунитет, но и несоразмерность доходов гражданина-должника его обязательствам перед кредитором (взыскателем) в отсутствие у него иного имущества, на которое взыскание можно было бы обратить. Стоимость такого жилья должна определяться на базе независимой оценки», – отметил эксперт.

В-третьих, добавил адвокат, кредиторы под контролем суда могут приобрести должнику иное жилое помещение в пределах того же поселения, где проживают должник и члены его семьи. «Это очень важное правило, так как, например, в деле № А71-16753/2017 Верховный Суд отказал кредиторам в таком праве.

Если по делу установлено, что само приобретение жилого помещения, формально защищенного таким иммунитетом, состоялось со злоупотреблениями, наличие которых позволяет применить к должнику предусмотренные законом последствия злоупотребления, то этого самого по себе может быть достаточно для преодоления иммунитета», – подчеркнул Артур Зурабян.

Член Ассоциации «Московская саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих» Алексей Леонов полагает, что главный вывод постановления КС состоит в том, что запрет обращения взыскания на единственное пригодное для постоянного проживания гражданина-должника и членов его семьи жилье конституционно оправдан постольку, поскольку он обеспечивает этим лицам сохранение жилищных условий, приемлемых в конкретной социально-экономической обстановке. От последней и зависят представления о том, какое помещение можно или следует считать достаточным для удовлетворения разумной потребности человека в жилище.

«В этих чеканных формулировках нет-нет, да и слышатся нотки известного диалога швондеровской команды с профессором Преображенским из булгаковского произведения “Собачье сердце” относительно уплотнений и переселений.

С учетом текущей и, скажем прямо, неблагоприятной социально-экономической обстановки арбитражные суды теперь активно займутся “уплотнением и переселением” должников.

Они же и будут решать, какое жилое помещение можно или следует считать достаточным для удовлетворения разумной потребности человека в жилище», – предостерег эксперт.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *